Понятие легализации доходов, полученных преступным путем

Легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем, это глобальная проблема современности, с которой активно борются как на национальном, так и на международном уровне.

Первый преступник, совершивший свое преступное деяние в целях наживы, преследовал одну цель – не допустить подозрений в том, что добытое имущество досталось ему незаконным путем, помимо этого, он имел желание пользоваться им открыто, то есть, нарушить и скрыть причинно-следственную связь между преступлением и деньгами, полученными в ходе совершения незаконных действий (бездействия). Преступным элементам важно отдалить источник получения преступных доходов от квазилегального источника получения данных средств, провести множество сделок и операций в целях запутывания.

Однако стоит отметить, что формирование комплекса мер, направленных на противодействие легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, произошло позже. Соответственно, можно прийти к выводу, что понятие «легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем» по времени появления отличается от такой деятельности.

На сегодняшний день невозможно точно сказать, откуда произошел термин «отмывание», поскольку существует множество теорий и версий о времени его появления. Сам термин «отмывание» в переводе на английский звучит как «laundry», тот же термин означает и прачечную. А.П.

Безценный отмечает, что «изобретателем отмывания считается Сальваторе Лучано по прозвищу Счастливчик, который в 1923 г. предложил владельцам нелегальных капиталов в США новую услугу — вывоз «грязных» денег в Европу и их инвестирование в акции промышленных предприятий Швейцарии, Германии и Италии» [3;3].

По другой версии легализации (отмывания) преступных доходов связана с именем Мейера Лански, «который за счет игорных заведений, расположенных на Кубе, переводил неправомерно полученные денежные средства из Швейцарии на Кубу, а затем переправлял их во Флориду, что создавало картину возвращения зарубежных инвестиций в Америку на законных основаниях» [4; С. 19-20].

  • Интересным фактом в данной сфере, например, является автомойка, которая в день очень сильного снегопада записала, что было обслужено 120 клиентов, а по факту к ним никто не обращался.
  • Таким образом, очевидным является только то, что термин «отмывание преступных доходов» имеет американское происхождение и возник в 20-х годах XX века.
  • При изучении официальных источников, в первую очередь необходимо заметить, что «отмывание денег» — это относительно новый неологизм, впервые использованный в газетах во времена Уотергейтского скандала 1973 года, юридический же смысл понятие обрело в 1970 году в США.

Интересно, что в российском законодательстве существует два термина: «легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенного преступным путем» и «легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем».

В соответствии со статьей 174 Уголовного кодекс Российской Федерации (УК РФ) под легализацией (отмыванием) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем понимается «совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, заведомо приобретенными…

преступным путем, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом» [1].

В свою очередь Федеральный закон № 115-ФЗ от 7 августа 2001 года «О противодействии легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» устанавливает, что «легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем, — придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступления» [2].

До 2013 года признаком предмета преступления в сфере отмывания выделяли легализуемое имущество, которое не может быть приобретено посредством совершения преступлений, предусмотренных статьями 193, 194, 198, 199, 199.1 и 199.2, то есть всевозможных уклонений от исполнения обязанностей.

Ученые оправдывали наличие таких исключений тем, что в результате совершения вышеназванных преступлений не происходит приобретение имущества, напротив, оно скрывается. Федеральным законом от 28.06.

2013 №134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части противодействия незаконным финансовым операциям» преступления, предусмотренные статьями 193, 194, 198, 199, 199.1 и 199.2, стали предикатными.

То есть, было признано, что лицо, совершившее вышеназванные преступления, тоже приобрело незаконный доход. Например, при уклонении от уплаты налогов происходит увеличение имущества преступника за счет средств, не поступивших в государственный бюджет.

Зарубежная практика указывает на отсутствие единого подхода к определению термина «легализация (отмывание) преступных доходов».

Например, французский законодатель относит к преступным исключительно доходы, полученные от террористической деятельности, мошенничества, торговли наркотиками, организованной преступности, а также доходы коррупционного характера.

В свою очередь, нормативно-правовые акты Казахстана, Грузии и Финляндии признаю уголовно-наказуемым отмывание любых доходов, приобретенных преступным путем.

Исходя из существующих российских нормативно-правовых актов, регулирующих отношения в исследуемой сфере, становится очевидным, что понятия «легализация» и «отмывание» в данном контексте являются равнозначными и, как следствие, взаимозаменяемы.

Однако у понятия «легализация преступных доходов» имеется недостаток, исходя из буквального толкования данного понятия, можно сделать вывод о положительном характере данного процесса с точки зрения его правовых последствий. Как отмечают А.Г. Мовсесяна и С.Б.

Огнивцева «отмывание незаконных доходов – это целиком нелегальный процесс, с которым необходимо бороться, используя методы, применяемые к преступным деяниям» [5; С.183].

То есть, термин «легализация» используется в положительном значении в качестве «признанного законом» или в нейтральном – «допускаемого законом», в то время как «отмывание» — в отрицательном смысле: «связанный с преступной деятельностью».

Некоторые ученые отмечают, что термин «отмывание» носит бытовой характер, что, по их мнению, затрудняет его использование в нормотворчестве. Как отмечает В.Ю.

Туранин, «отмывание — это юридический жаргонизм» [6; С. 106]. В то же время, по мнению М.Б. Костровой, на сегодняшний день «считать «отмывание» жаргонным словом нельзя».

Очевидно, это связанно с тем, что оно давно стало официальным термином.

Не можем сказать, что термин «отмывание» лаконично вписывается в нормативно-правовые акты, в то же время не существует очевидных причин для противодействия введению данного термина в официальную юридическую терминологию, в которую он уже входит. Непонятным остаются и причины, по которым законодатель все еще использует связку терминов «отмывание» и «легализация» преступных доходов.

Стоит заметить, что почти во всех зарубежных научных и нормативных источниках используется термин «moneylaundering» (отмывание денежных средств), а также «launderedmoney» (отмытые денежные средства).

Думается, что применение понятия «отмывание», заимствовано российским законодателем из понятийного аппарата правовых систем западных стран, не отвечает требованиям юридической техники стилистического оформления нормативно-правовых актов.

Стоит отметить, что «отмывание» — это термин, распространенный на международной арене и в законодательстве зарубежных стран и не имеющий аналогов в русском языке. Более того, иначе невозможно перевести термины, использованные в международных актах, сохранив их значение.

Таким образом,  использование термина «отмывание» допустимо в юридическом  языке, поскольку он полностью отражает исследуемое явление, а также уже нашел свое место в российском научном сообществе и научной литературе.

Таким образом, отождествление понятий «легализация» и «отмывание» представляется необоснованным, поскольку понятие «легализация» имеет позитивный характер и правовые последствия. Легализация предполагает признание на официальном, законодательном уровне юридических фактов, документов.

Например, легализация документов – придание документу юридической силы (апостиль, нострификация); легализация однополых браков – признание однополых браков на территории государства; легализация программного обеспечения – отказ от использования так называемой «пиратской» продукции и т.п.

Процесс «легализации преступных доходов» по правовому содержанию никогда не сможет стать легальным, так как изначально является преступлением.

Легализованные деньги в любом случае останутся преступными (теневыми, грязными) деньгами, но при этом влитыми в экономику страны, и нелегитимность их оборота не прекратится.

Термин «отмывание» носит бытовой характер, однако он уже вошел в официальное юридическое употребление в России в 2003 году, когда наше государство стало членом Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF).

ФАТФ был создан в 1989 году, а значит, уже тогда на мировой арене «отмывание» стало юридическим понятием и начало использоваться в других странах именно в таком виде. Необходимо вывести из употребления термин «легализация» в отношении преступных доходов, оставив термин «отмывание».

Представляется достаточным использование именно этого термина.

Список литературы:

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации [от 13.06.1996 №63-ФЗ]. – СЗ РФ. – 1996. – №25. – Ст. 2954.

Источник: https://sibac.info/studconf/science/xlvii/113884

Отмывание денег

Отмывание денег — придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученных в результате совершения преступления[1], то есть их перевод из теневой, неформальной экономики в экономику официальную для того, чтобы иметь возможность пользоваться этими средствами открыто и публично. В официальных документах именуется «легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, полученных преступным путём».

При этом форма денежных средств может меняться как с наличной на безналичную (например, через терминалы моментальной оплаты), так и наоборот (например, путём выигрыша в лотерею или покупки выигрышного лотерейного билета у законного владельца, в том числе за сумму, превышающую сумму выигрыша).

Определение

При отмывании происходит сокрытие истинного источника доходов,[2] подмена реальных сделок формальными, искажается экономический смысл, при этом на начальном этапе отмывания средств могут подделываться документы, использоваться документы третьих лиц, для окончательной легализации средств используются нормы законов о добросовестном приобретателе и многие другие.

Часто утверждается, что этот термин появился в США в 1920-е годы, когда американская мафия стала скупать и массово открывать автоматические прачечные для легализации наличных денег, полученных преступным путём.

Читайте также:  Раздел имущества через суд при разводе - основные моменты

В широкой сети мелких заведений с невысокими ценами, автоматами и большим числом клиентов очень трудно контролировать выручку, что позволяет добавлять к реальной выручке большие объемы нелегально полученной наличности[3].

Однако американский автор Джефри Робинсон указывает, что это не так. Он говорит, что термин «отмывание денег» (англ. money laundering) впервые был употреблён британской газетой The Guardian во время Уотергейтского скандала в связи с незаконным финансированием избирательной кампании Ричарда Никсона.

В условиях глобализации для отмывания денег часто используются офшоры — страны «налогового рая», в банковских системах которых обеспечивается анонимность и конфиденциальность бенефициаров.

Этапы отмывания денег

Отмывание денег включает в себя три этапа:

  1. введение денежных средств в финансовую систему с помощью некоторых средств («размещение»);
  2. проведение сложных финансовых операций для маскировки незаконного источника денежных средств («наслоение»);
  3. получение богатства, полученного от операций с незаконными средствами («интеграция»).

Некоторые из этих шагов могут быть опущены, в зависимости от обстоятельств. Например, нет необходимости размещать денежные поступления, которые уже имеются в финансовой системе[4].

Борьба с отмыванием денег

(англ. anti money laundering, сокращённо AML)

Для создания эффективной системы борьбы с отмыванием денег необходимо взаимодействие между следующими органами:

  • органами законодательной власти;
  • органами исполнительной власти или министерствами;
  • судебными органами;
  • правоохранительными органами, включая полицию, таможенную службу и т. д.;
  • подразделениями финансовой разведки;
  • контрольно-надзорными органами, включая центральный банк, другие финансовые учреждения, определенные нефинансовые организации и специалистов.

Кроме того, необходимо взаимодействие между частными учреждениями, в частности банками и другими финансовыми учреждениями[5].

Для координирования международных усилий по борьбе с отмыванием денег в 1989 году на саммите «большой семёрки» в Париже была создана международная Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ; англ. Financial Action Task Force on Money Laundering, FATF).

После включения России в июне 2000 года в «чёрный список» ФАТФ[6] был доработан проект закона, усиливающий противоотмывочные меры в финансовой системе страны, а в структуре Минфина в 2001 году был создан профильный орган — Комитет Российской Федерации по финансовому мониторингу (КФМ), который возглавил Виктор Зубков. В результате в октябре 2002 года Россия была исключена из «черного списка», а в июне 2003 — сама принята в состав ФАТФ.[7]

  • В 2004 году КФМ был преобразован в Федеральную службу по Финансовому мониторингу (ФСФМ).
  • Группа «Эгмонт» — неформальное объединение подразделений финансовой разведки (ПФР) мира, занимающееся в том числе и борьбой с отмыванием денег.
  • В 2006 году власти объясняли необходимость декларирования наличной валюты гражданами, пересекающими границы Евросоюза и США, борьбой с терроризмом и отмыванием денег[8].

7 мая 2012 года Владимир Путин издал Указ № 596 «О долгосрочной государственной экономической политике»[9], предусматривающий разработку Законопроекта, направленного на деофшоризацию экономики России. Разработка законопроекта была поручена Росфинмониторингу.

Многие банки, в том числе и российские, активно используют принцип Знай своего клиента.

Таким образом, банк уменьшает риски вовлечения в сделки своих клиентов, связанных с легализацией (отмыванием) доходов или финансированием терроризма, которые угрожают репутации банка.

Банк интересуется происхождением денежных средств клиента, чтобы убедиться в том, что капитал не имеет преступного происхождения и не используется в преступных целях[10].

Отмывание денег в СССР и Российской Федерации

См.

также: Федеральная служба по финансовому мониторингу

С конца 1980-х годов в СССР, а затем и в Российской Федерации, схемы по «отмыванию денег» пользуются куда меньшей популярностью, чем так называемая «обналичка», специалисты в банковской сфере связывают это с тем, что происхождение капиталов, полученных незаконным путём, не вызывает интереса ни государства, ни российских правоохранительных органов, ни граждан, соответственно, не требуется и легализация (отмывание) капиталов.[11]

Основным финансовым инструментом противодействия легализации денежных средств является финансовый мониторинг.

Финансовый мониторинг связан с обязательными процедурами внутреннего контроля в части законности проведения финансовых операций, а также с деятельностью организаций, осуществляющих операции с имуществом или денежными средствами, по выявлению операций, подлежащих обязательному контролю, и иных операций с денежными средствами или имуществом, связанных с противодействием отмыванию денежных средств и финансированию терроризма.

Ссылки

  • Статья «Почему банки спрашивают?» (рубрика «Интересное в энциклопедии»)
  • Четвертая Антиотмывочная Директива (ЕU) 2015/849 и ее предшественница — перевод с комментариями
  • Международные документы в области ПОД/ФТ

Примечания

  1. ↑ Федеральный закон от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма»
  2. ↑ «Отмывание денег» — Экономический словарь — Яндекс. Словари Архивная копия от 6 июня 2010 на Wayback Machine (недоступная ссылка с 14-06-2016 [1207 дней])
  3. ↑ Прачечные для мафии.

    Демпинг от Аль Капоне // Финансовый директор : журнал. — 2013. — Июнь (№ 6). — ISSN 1683-9501.

  4. ↑ Peter, 2004.
  5. ↑ Пьер-Лоран Шатен и др., 2011, с. 32.
  6. ↑ Зимняя сессия Международной группы по борьбе с финансовыми злоупотреблениями /ФАТФ/ (недоступная ссылка), сайт Федеральной службы по финансовому мониторингу.

  7. ↑ FATF обновила черный список стран (рус.), ИА «Финмаркет», Ведомости (27 февраля 2010). Дата обращения 27 декабря 2014.
  8. ↑ «10 тысяч, и ни евро больше. Евросоюз вводит ограничение на ввоз наличных денег», «Российская газета» — Федеральный выпуск № 4223 от 16 ноября 2006 г.
  9. ↑ УКАЗ Президента РФ от 07.05.

    2012 N 596 «О ДОЛГОСРОЧНОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКЕ» (неопр.) (недоступная ссылка). официальный сайт Президента РФ. Дата обращения 1 апреля 2013. Архивировано 20 августа 2013 года.

  10. ↑ Абаканова В. А. Экономическая составляющая легализации преступных доходов(экономико-правовые аспекты) Научный журнал НИУ ИТМО.

    Серия «Экономика и экологический менеджмент», — N3, 2014,1.-УДК 338

  11. ↑ Коммерсантъ. Издательский Дом

Литература

  • Пьер-Лоран Шатен, Джон Макдауэл, Седрик Муссе, Пол Аллан Шотт, Эмиль ван дер Дус де Вильбуа. Предотвращение отмывания денег и финансирования терроризма. Практическое руководство для банковских специалистов = Preventing Money Laundering and Terrorist Financing: A Practical Guide for Bank Supervisors. — М.: «Альпина Паблишер», 2011. — 316 с. — (Библиотека Всемирного банка). — ISBN 978-5-9614-1466-0.
  • Под редакцией Эдгардо Кампоса, Санджая Прадхана. Многоликая коррупция. Выявление уязвимых мест на уровне секторов экономики и государственного управления = The Many Faces of Coruption: Tracking Vulnerabilities at the Sector Level. — М.: «Альпина Паблишер», 2010. — 552 с. — ISBN 978-5-9614-1062-4.
  • Reuter, Peter. Chasing Dirty Money. — Peterson, 2004. — ISBN 978-0-88132-370-2. Архивная копия от 18 января 2012 на Wayback Machine

Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/Отмывание_денег

Зарождение понятия «легализация» (отмывание) доходов, полученных преступным путем

В настоящей статье рассмотрены вопросы зарождения
и развития понятия легализации (отмывания) доходов, полученных преступным
путем, как в США и Европе, так и в России, начиная
с XV и до XX века.

Традиционно считается, что понятие «легализация» (отмывание) доходов,
полученных преступным путем, возникло в США в 20-е годы XX века
и связывается с деятельностью известного чикагского гангстера
Альфонса Капоне. В 1920 году в США вступила в силу 18-я поправка
к Конституции США, принятая конгрессом еще в 1917 году,
ратифицированная 16 января 1919 г. и представлявшая собой:

«Раздел 1. Спустя один год после ратификации настоящей статьи сим будут
запрещены в Соединенных Штатах и на всех территориях,
подчиненных их юрисдикции, производство, продажа и перевозка
опьяняющих напитков с целью потребления оных; запрещены будут также ввоз
таких напитков в Соединенные Штаты и территории, подчиненные
их юрисдикции, равно как и вывоз таковых.

Раздел 2. Конгресс и отдельные штаты правомочны исполнять настоящую статью
путем принятия соответствующего законодательства.

Раздел 3. Настоящая статья не вступит в силу, если она
не будет ратифицирована в качестве поправки к Конституции
законодательными собраниями отдельных штатов — как это предусмотрено
в Конституции — в течение семи лет со дня представления
ее Конгрессом на одобрение штатов». Это был так называемый «сухой
закон».

Реализация данного закона вызвала негативное отношение со стороны среднего
класса, что повлекло за собой неизбежное возникновение
и распространение тайного производства алкогольных напитков,
их контрабанду. На черном рынке бойко шла торговля алкоголем
по баснословно высоким ценам. «В первые же годы действия акта
Войстеда, принятого в 1919 году в целях практического осуществления
18-й поправки к Конституции, широчайшее распространение в стране
получили нелегальное производство, контрабанда и транспортировка спиртных
напитков. Этим были заняты многочисленные подпольные организации бутлегеров,
прибыли которых исчислялись миллионами долларов. Результатом их операции
стал невиданный разгул коррупции, взяточничества и гангстеризма».

Получаемые сверхприбыли требовали введения данных незаконных доходов
в законный оборот, то есть «очищения» и «отмывания» данных
денежных средств.

Согласно распространенной версии, денежные средства,
полученные от бутлегерства, смешивались с выручкой (как правило,
металлической монетой) принадлежавшей Альфонсу Капоне сети прачечных
самообслуживания (landromat).

Таким образом осуществлялась легализация
(money-laundering) незаконно добытых денежных средств.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике «Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

  • Facebook
  • Twitter
  • Вконтакте

Источник: https://mgimo.ru/about/news/experts/191414/

Понятие легализации (отмывания) денежных средств и имущества, полученных преступным путём

Воронова Елена Викторовна, студент магистратуры(Российская таможенная академия.Санкт-Петербургский В.Б. Бобкова филиал),E-mail: Ellen.voronova@mail.ru

Elena Viktorovna Voronova, master’s degree student, (Russian Customs Academy. Saint Petersburg V.B.Bobkovaoffice), E-mail: Ellen.voronova@mail.ru

Е.В.Воронова

The concept of money laundering and property legalization obtained by criminal way

В статье рассматриваются различные подходы к определению понятия легализации (отмыванию) денежных средств и имущества, полученных преступным путем. В результате исследования удалось выделить ключевые цели и признаки легализации как преступления, за которое предусмотрена уголовная ответственность.

Ключевые слова: легализация, отмывание денежных средств, преступление, финансовый контроль.

The article shows various approaches to the definition of the concept of legalization (laundering) of funds and property obtained by criminal way. As a result, it was succeeded to identify key objectives and features of the crime legalization for which criminal liability.

Keywords: legalization, money-laundering, crime, financial control.

Тенденции быстрого развития общественных отношений, усовершенствование технического оснащения, появление новых возможностей в различных сферах жизни общества подвели человечество к тому, что основным объектом,как законных сделок, так и преступлений являются деньги.

Произошло размывание границ между понятиями честь, долг, достоинство, оставив лишь отголосок от партнерских отношений.

Гражданским законодательством предусмотрена свобода договора, позволяющая субъектам правоотношений заключать договоры, прямо не предусмотренные Гражданским кодексом РФ, но регулируемые его общими нормами.

Наряду с появлением товарно-денежных отношений и их договорным закреплением, увеличилось количество преступлений, связанных с отмыванием денежных средств и имущества, полученных преступным путём.

В Российской Федерации правовой основой противодействия нелегальному обороту преступных доходов являются Конституция Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации, Федеральный закон от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма», и другие нормативно-правовые акты [1].

Попытка наиболее полно раскрыть сущность понятия легализации (отмывание) денежных средств и имущества, полученных преступным путем,была предпринята многими зарубежными и отечественными исследователями, однако до сих пор, сущность легализации как  преступления, за которое предусмотрена уголовная ответственность, не всегда понятна современным юристам и правоведам.

Так, Ю.В.

Коротков определяет понятие легализации как «процесс умышленного сокрытия происхождения доходов путем искажения информации о подлинном их характере, источнике, местонахождении, праве собственности на доходы либо иных прав на них, совершение сделок с незаконными доходами в целях последующего ввода их в юридически легальном виде в различных формах (приобретение движимого или недвижимого имущества, инвестирование в легальную экономическую деятельность) в официальный экономический оборот» [2, с. 5].

К.В. Тетюковрассматривает легализацию, как «совершение любых действий, связанных с возникновением, изменением или прекращением гражданских прав на имущество, приобретенное в результате совершения преступления»[3, с. 4].

Широкий спектр определений понятия легализации (отмывания) денежных средств и имущества, основан на стремлении обозначить цель, признаки легализации, а главным образом, разработать систему противодействия легализации денежных средств и имущества, полученных преступным путем.

Федеральный закон от 7 августа 2001 г. «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём» закрепляет официальное понятие данного вида преступления.

Согласно статье 3 данного закона легализация определяется как придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступления.

С точки зрения права, основными  целями легализации (отмывания) денежных средств и имущества, полученных преступным путём являются:

1. попытка скрыть первоисточник происхождения и принадлежностинезаконно полученных доходов;

2. придание правомерного вида владению, пользованию и распоряжению;

3. обеспечение за счет легализованных средств терроризма или иных организованных форм преступной деятельности[4, с. 4-5].

Возможности легализации незаконных доходов во многом зависят от состояния и качества нормативно-правового регулирования и осуществления финансового контроля со стороны уполномоченных организаций. Это обусловлено, прежде всего, разницейв подходах к организации контроля за имущественным положением и расходами физических лиц в Российской Федерации и в экономически развитых странах.

Таким образом, поскольку понятие легализации (отмывания) денежных средств и имущества, полученных преступным путём – это процесс придания незаконно приобретенным денежным средствам и имуществу статус легальности, основным целевым назначением преступно полученных средств является стремление извлечь прибыль, путем вложения незаконных средств в легальный бизнес.

Список литературы:

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 7 июля 2015 г. № 32 «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путём, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путём».

2. Киселев И.А. Актуальные вопросы определения объекта и предмета отмывания доходов, полученных преступным путем // Следователь. 2004. № 1.

3. Коротков Ю.В. Уголовно-правовые и криминологические аспекты: Автореф. дис. … канд. юрид. Наук. М., 1998.

4. Тетюков К.В. Легализация преступных доходов: уголовно-правовые и криминологические аспекты: Автореф. дис. … канд. юрид. Наук. Челябинск, 2003.

Источник: http://journalpro.ru/articles/ponyatie-legalizatsii-otmyvaniya-denezhnykh-sredstv-i-imushchestva-poluchennykh-prestupnym-putyem/

Понятие и содержание финансового мониторинга кредитными организациями по противодействию легализации доходов, полученных преступным путем

Лындина Ю. В.

Понятие и содержание финансового мониторинга кредитными организациями по противодействию легализации доходов, полученных преступным путем [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы VIII Междунар. науч. конф. (г. Казань, апрель 2019 г.). — Казань: Молодой ученый, 2019. — С. 22-24. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/327/14949/ (дата обращения: 13.10.2019).



Представляя собой комплекс действий по сбору и обработке информации о движении денежных средств, операциях, подпадающих в категорию сомнительных и подлежащих обязательному контролю, а также исполнение мер по пресечению нелегального оборота денежных средств на территории страны и финансирования терроризм [6, c.125], финансовый мониторинг получает все большее развитие в кредитных организациях, функционирующих на территории Российской Федерации.

Целью финансового мониторинга кредитными организация является защита прав и законных интересов граждан, общества и государства путем создания правового механизма противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения [4, c.

3418]. При этом под легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, признается придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступления.

А финансирование терроризма представляет собой предоставление или сбор средств либо оказание финансовых услуг с осознанием того, что они предназначены для финансирования организации, подготовки и совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.

5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 и 361 Уголовного кодекса Российской Федерации [3, c.

2954], либо для финансирования или иного материального обеспечения лица в целях совершения им хотя бы одного из указанных преступлений, либо для обеспечения организованной группы, незаконного вооруженного формирования или преступного сообщества (преступной организации), созданных или создаваемых для совершения хотя бы одного из указанных преступлений.

При этом законодатель четко регламентирует каковые операции могут подлежать замораживанию (блокированию). Однако некоторые банки все же внедряют свои правила внутреннего контроля с целью противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма (ПАО «Сбербанк», банк ВТБ и др.).

Так, ПАО «Сбербанк», являясь одним из самых популярных банков в настоящее время [8], руководствуясь таковыми внедренными Правилами [7] самостоятельно определяет какие операции подлежат замораживанию, осуществляя блокирование как операций, осуществляемых между юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями, так и между физическими лицами. По предоставленной информации центра мониторинга ПАО «Сбербанк», кредитная организация осуществляет замораживание денежных средств на основе проведенного центром анализа их движения на конкретном счете конкретного клиента. То есть, центр мониторинга анализирует все имеющиеся операции по данному счету и определяет, какие операции подлежат замораживанию, при этом сумма, подлежащая блокированию, у каждого клиента определяется индивидуально, в зависимости от общего оборота денежных средств по счету.Соответственно, объектом финансового мониторинга выступают практически любые операции, происходящие в текущей деятельности хозяйствующих субъектов.

Замораживая безналичные денежные средства, кредитная организация запрашивает у сторон конкретной произведенной операции, подтверждающие документы на перечисление денежных средств (договора купли-продажи, поставки, займа и пр.).

В связи с этим, представителям организации приходиться осуществлять сбор необходимых документов, подтверждающих наличие отношений с контрагентами, и лично предоставлять их в отделение кредитной организации.

Такие действия представляются ресурсозатратными для сторон операции и нарушают процесс их деятельности и функционирования как хозяйствующего субъекта.

Вместе с тем следует отметить, что действующее гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты. Граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно [2, c. 3301]. При этом, согласно ч. 1 ст. 9 ГК РФ, граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Однако не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Соответственно, кредитная организация, замораживая операции с безналичными денежными средствами ставит под сомнение принцип добросовестности хозяйствующих субъектов, который регламентирован гражданским законодательством.

Во исполнение требований кредитной организации, осуществляющей финансовый мониторинг по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма, клиенты данной кредитной организации — юридические лица, индивидуальные предприниматели, граждане, — предоставляют запрашиваемые документы, следствием чего является размораживание операции с безналичными денежными средствами. При этом, согласно статистическим данным, в 93, 8 % случаев, клиенты кредитных организаций соответствуют принципам добросовестности, и данные операции осуществляются на законных и обоснованных основаниях [5, c. 49]. Однако, выполняя требования кредитной организации, которая осуществляет финансовый мониторинг, существенно нарушается процесс деятельности хозяйствующего субъекта, поскольку он вынужден на протяжении определенного периода приостанавливать операции с денежными средствами, что влечет за собой снижение показателей предпринимательской деятельности. В данном случае, на наш взгляд, нарушается не только деятельность субъектов препирательства, но и принцип, установленный конституционным законодательством. Так, согласно п. 1 ст. 8 Конституции РФ [1, c. 4398], в Российской Федерации гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности. Соответственно, замораживание (блокирование) кредитными организациями безналичных денежных средств, в первую очередь, нарушает конституционный принцип экономической деятельности. Да, непременно, во вторую очередь, таковые действия кредитной организации действительно могут предотвратить легализацию (отмывание) доходов, полученным преступным путем, и финансирования терроризма. Однако, как показывают статистические данные, выявление преступных деяний за счет проведения подобного финансового мониторинга всех организаций, является не рациональным. Вместе с тем, следует отметить, что и субъекты, осуществляющие отмывание денежных средств преступным путем, в своей деятельности используют все более обдуманные и грамотные схемы, разоблачение которых зачастую представляется невозможным или трудоемким и длительным процессом. Следовательно, правовые нормы, установленные Федеральным законом «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма», в ряде своих положений противоречат Основному закону нашего государства. Вместе с тем, отметим, что принципы, установленные в Конституции РФ, распространяют свое действие на всей территории Российской Федерации и на всех лиц, проживающих и находящихся на территории РФ. Соответственно, Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма», нарушает конституционные права и свободы граждан, субъектов предпринимательской деятельности, признание, соблюдение и защита которых является непосредственной обязанностью государства. В связи с чем, считаем целесообразным Конституционному Суду РФ осуществить проверку ряда положений Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма» на соответствие пункта 1 статьи 8 Конституции РФ.

Литература:

  1. Конституция Российской Федерации, принятая всенародным голосованием 12 декабря 1993 года (с поправками от 21.07.2014 г. № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 2014. № 31. Ст. 4398.

Источник: https://moluch.ru/conf/law/archive/327/14949/

О противодействии легализации доходов, полученных преступным путем

          И.Н. Соловьев, начальник уголовно-правового управления Правового департамента МВД России, к.ю.н.     

1. Способы легализации доходов, полученных преступным путем

          Под легализацией (отмыванием) денежных средств или иного имущества понимаются вовлечение в сферу легальной деятельности денежных средств и имущества, приобретенных незаконным, преимущественно преступным, путем, и придание им статуса легитимности с целью получения возможности их использования, не вызывая подозрений у правоохранительных органов.

          По экспертным данным МВД России, 70 % доходов, полученных незаконным путем, вкладываются в настоящее время в предпринимательскую деятельность и 15 % расходуются на приобретение недвижимости и иного имущества.

Бесспорно, такая ситуация способствует криминализации экономических отношений, усилению влияния преступных группировок в сфере экономики, постепенному их превращению в легальных субъектов финансово-хозяйственной деятельности, а также росту числа коррумпированных чиновников.

          Специалисты выделяют некоторые наиболее распространенные способы получения сокрытых от налогообложения денежных средств, а также основные этапы и механизмы, присущие отмыванию незаконно полученных доходов:     

     1) создание организаций, занимающихся обналичиванием денежных средств для продажи неучтенных наличных денег за безналичные деньги за определенный комиссионный процент.

В настоящее время получила широкое распространение практика не только банкротства обналичивающей организации до первой проверки налоговыми органами, но и реорганизации фирмы путем смены учредителей или слияния с другой компанией путем использования документов граждан, проживающих в других субъектах Российской Федерации, а также поддельных или похищенных документов. Введение «грязных» наличных денег в легальный оборот существенно облегчается благодаря значительному нелегальному наличному обороту между хозяйствующими субъектами.

          Нередко встречаются случаи, когда организации создаются на непродолжительное время по подложным документам или на подставных лиц. В эти организации переводятся добытые преступным путем денежные средства, которые затем конвертируются и переводятся на счета «своих» организаций, расположенных чаще всего в оффшорных зонах; эти организации и легализуют через счета различных компаний «грязные деньги». При проведении импортных операций в оффшорной зоне создается дочерняя либо самостоятельная компания, которая заключает с российскими организациями контракты на поставку различных товаров в Российскую Федерацию. Для обеспечения этих контрактов переводятся крупные суммы денежных средств. Но товары в Российскую Федерацию не поступают, а денежные средства переводятся на счета других фирм*1;     _____     *1 Завидов Б.Д., Попов И.А., Сергеев В.И. Уклонение от уплаты налогов. — М., 2001. — С. 24.     

     2) отделение незаконных доходов от источника их получения с помощью финансовых операций. Нередко создаются оффшорные предприятия, на счета которых направляются по фиктивным экспортно-импортным контрактам деньги, аккумулированные на счетах организаций, занимающихся обналичиванием денежных средств;

     

     3) осуществление экспортно-импортных операций (как правило, составляются два контракта: один реальный и один фиктивный, с завышенной суммой сделки; после этого денежные средства по фиктивному договору переводятся фирме-посреднику, на счетах которой остается разница между реальной и фиктивной ценой) или организация лотерей и участие в деятельности казино. Полученные средства вкладываются в недвижимость, в том числе за рубежом, в наиболее доходные сферы финансово-хозяйственной деятельности;

     

     4) участие в приватизации. Денежные средства от преступных промыслов успешно легализуются через приватизацию. Отдельные лидеры преступных группировок начинают приобретать политический вес в обществе, используя коррумпированных представителей органов государственной власти и управления.

          За первый год действия уголовной ответственности за легализацию незаконных доходов (1997 год) в Российской Федерации было зарегистрировано 241 такое преступление. В 1998 году их количество резко увеличилось и достигло 1003. В 1999 году число выявленных фактов легализации незаконно полученных денежных средств осталось практически на уровне предшествующего года — 965. Треть из них (312) совершены в крупном и особо крупном размере; их рост по сравнению с предыдущим годом составил 67 %. Из общего числа законченных производством материалов (790) 679 дел направлено в суд. Привлечено к уголовной ответственности 65 человек. Причиненный материальный ущерб по возбужденным уголовным делам составил 207,5 млн руб. Наложен арест на имущество, изъято материальных ценностей, имеющих отношение к преступной деятельности, на сумму 72,1 млн руб.     

2. Формирование законодательства по противодействию легализации доходов, полученных преступным путем

          В среде специалистов все еще выдвигаются предложения о необходимости применения уголовных санкций, назначаемых за нарушение налогового законодательства, в отношении лиц, занимающихся деятельностью, связанной с приобретением или сбытом имущества, заведомо добытого преступным путем [ст. 175 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ)].

          Однако в российском законодательстве уже установлен ряд мер, направленных на исключение возможности распоряжаться такими доходами. Так, в соответствии со ст. 166, 168, 169 Гражданского кодекса Российской Федерации сделки, не соответствующие требованиям закона или иных правовых актов либо совершенные с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожны.

При наличии умысла в доход Российской Федерации взыскиваются все доходы, полученные преступным путем. Требование о признании сделки ничтожной может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе сделать это по собственной инициативе.

          В соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации (НК РФ) объектами налогообложения могут быть имущество, прибыль, доход, стоимость реализованных товаров (выполненных работ, оказанных услуг) либо иное экономическое основание, имеющее стоимостную, количественную или физическую характеристику, с наличием которого у налогоплательщика законодательство о налогах и сборах связывает возникновение обязанности по уплате налога (ст. 38), а обязанность по уплате налога или сбора возникает, изменяется и прекращается при наличии оснований, установленных НК РФ или иным актом законодательства о налогах и сборах (ст. 44).          Таким образом, в настоящее время привлекать лиц, виновных в совершении общеуголовных преступлений, связанных с извлечением преступного дохода, к уголовной ответственности за налоговые преступления (при отсутствии их состава) не представляется возможным и не имеет под собой законных оснований.          При обсуждении в Государственной Думе вопросов противодействия легализации денежных средств, полученных преступным путем, отмечалось, что поскольку налоги уплачиваются только с доходов, полученных легальным путем, то с не подвергшихся налогообложению доходов должны взиматься неуплаченные налоги, штрафы и пени, которые затем должны «работать» на экономику страны. В итоге депутаты Государственной Думы настояли на том, что под ответственность за легализацию не должны подпадать следующие правонарушения:          — невозвращение из-за границы валютных средств экспортерами;          — уклонение от уплаты таможенных платежей и уклонение от уплаты налогов.          Сторонники данной позиции отмечали, что за все это УК РФ уже установлена своя, гораздо более мягкая, чем за «отмывание» денег, ответственность.     

     Правительство РФ предлагало в качестве компенсации за вывод налоговых нарушений из-под прямого действия УК РФ закрепить в нем хотя бы положение, что банки и финансовые организации не вправе отказать уполномоченному органу в предоставлении информации на основании того, что соответствующая операция, сделка связана с легализацией доходов, полученных в результате совершения вышеперечисленных правонарушений. Однако Государственная Дума сочла такое требование излишним. По мнению депутатов, через отслеживание налоговых нарушений, валютных и таможенных нарушений бессмысленно искать «грязные» деньги. Если можно выявить неуплату налогов с каких-то доходов, то это означает, что эти доходы, даже если они и были «грязными», уже каким-то способом легализованы.

          Таким образом, позиция отдельных депутатов привела к тому, что из-под действия законодательства о борьбе с легализацией доходов, полученных преступным путем, были выведены налоговые преступления. Однако, с нашей точки зрения, средства, полученные в результате уклонения от уплаты налогов, также незаконны, а уклонение от уплаты налогов является таким же общественно опасным деянием, как и все остальные.

3. Противодействие легализации доходов, полученных преступным путем

Источник: http://www.nalvest.ru/nv-articles/detail.php?ID=28615

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector