Злоупотребления правом в гражданском праве на примерах

В настоящее время с формированием рыночных механизмов и усложнением экономических отношений в обществе все более учащаются случаи злоупотреблений гражданскими правами и усложняются их формы.

Практика показывает, что неправомерным может быть поведение, не только нарушающее конкретные нормы позитивного права, но и внешне законное, а по существу, нарушающее основополагающие системные связи и принципы гражданского права.

Определение и установление «внутренних» пределов осуществления субъективного гражданского права является одной из наиболее запутанных и сложных для понимания и разрешения правовых проблем.

В этом механизме установления юридических границ ярко выражена цель права — предоставить обществу средство для цивилизованного разрешения возникающих противоречий и конфликтов.

Определяя с помощью комплекса юридических средств для субъектов права «стандартные» внешние границы, переход за которые начинает затрагивать конкретные субъективные права других участников правоотношений, законодатели всегда пытались воплотить одну из основных правовых идей, лежащих в основе законотворчества: право само не должно быть орудием для бесправия.

Необходимо отметить, что вопросы злоупотреблений правами характерны для процессуальных, налоговых, трудовых, семейных, земельных, административных и других правоотношений и, в том числе, в деятельности лиц, обладающих властной юрисдикционной компетенцией. В силу этого, проблема злоупотребления носит межотраслевой характер, и ее рассмотрение имеет общетеоретическое значение для науки российского права [6, с. 177-178].

В настоящее время в науке гражданского права нет единства взглядов на юридическую природу феномена злоупотребления правом — например, действия субъекта злоупотребления признаются как правонарушением, так и особой формой реализацией права.

Отсутствует унифицированное научное определение понятия «злоупотребление гражданским правом»; мало изучены формы и виды злоупотреблений правами; идут горячие дискуссии об условиях применения последствий за злоупотребительное поведение; не получен ответ на вопрос о средстве злоупотребления гражданским правом; недостаточно изучены субъективные пределы осуществления гражданских прав через критерии добросовестности и разумности и т. д.

Особенно остро ведутся споры по поводу форм злоупотребления гражданскими правами.

Некоторые современные авторы под формами злоупотребления правом понимают конкретные практические случаи, выявленные судебной практикой и составляющие бесконечное многообразие форм [5, с. 71].

Часть цивилистов, наоборот, только с шиканой отождествляет единственную форму злоупотребления правом, а все остальные случаи относит к коллизионным проблемам самих юридических норм [9, с. 157].

Однако, статья 10 ГК РФ, как известно, наряду с шиканой, т. е. действием субъекта исключительно с намерением причинить вред, содержит ссылку на злоупотребление правом «в иных формах» [2].

В связи с этим необходимо проанализировать возможное содержа­ние «иных форм» злоупотребления правом.

Поскольку отличительным неоспоримым признаком шиканы является наличие исключительной цели — причинение вреда другому лицу, то все иные, отличные от шиканы формы злоупотребления правом, будут в своем проявлении иметь еще как минимум одну, внешне вполне правомерную цель.

Практически к формам злоупотребления правом, кроме всего, можно отнести действия, имеющие не конкретную цель — причинение вреда другому, а цель, направленную на удовлетворение собственного эгоистического интереса с равнодушным отношением к тому факту, причиняется ли этим вред другому лицу или нет.

Необходимые признаки злоупотребления правом включают в себя: а) наличие скрытой, запретной цели в недобросовестном поведении субъекта, что свидетельствует о четкости намерения, т. е.

о прямом умысле; б) использование в качестве средства для злоупотребления само гражданское право (правомочие), либо обязанность; в) наличие ситуации правовой неопределенности и невозможность вследствие этого применить специальные гражданско-правовые нормы, непосредственно регулирующие спорное правоотношение, т.е. исключительность действия статьи 10 ГК РФ [8, с. 43—44].

Представляется что все многообразные «внутренние» формы злоупотреблений правами можно разделить на две большие группы: 1) исходя из средств злоупотребления правом; 2) исходя из цели злоупотребительных актов (действий).

Средство злоупотребления правом — это то или иное субъектное гражданское право (обязанность), на которое формально опирается субъект злоупотребления, а в технико-юридическом плане — это та или иная норма, либо часть нормы, либо совокупность норм в гражданском праве, применяя которую, лицо осуществляет недобросовестные действия. Классификация этих средств путем их детализации, по мнению автора, образует следующие четыре формы злоупотребления правом: а) злоупотребление вещными правами; б) злоупотребление обязательственными правами (и, в особенности, злоупотребление правом на свободу заключения договоров и формирование их условий); в) злоупотребление гражданско-правовыми обязанностями; г) злоупотребление правом на защиту. Необходимость разделения злоупотребления правом на четыре формы объясняется, во-первых, теоретическим подразделением всех прав на вещные и обязательственные, а, во-вторых, особенностями самих злоупотребительных актов [3, с. 467—477].

Классификация форм злоупотребления правом по целям вызывает особый интерес, поскольку именно скрытая и незаконная цель образует один из важнейших признаков злоупотребительного поведения. В зависимости от цели злоупотребление правом предлагается подразделить на следующие формы: а) злоупотребление правом с единственным намерением, т.е.

с исключительной целью — причинить вред другому лицу (шикана); б) злоупотребление правом с целью обогащения, т. е.

с целью получения имущественной выгоды (наживы); в) злоупотребление правом с целью избегания (уклонения) от выполнения своих обязанностей; г) злоупотребление правом с целью воспрепятствования, блокировки реализации субъективных прав кредиторов на их защиту и восстановление.

Злоупотребление правом как действия с исключительным намерением причинить вред другому лицу, стало классическим примером злоупотребительного поведения.

Однако это отнюдь не исключает проявления других форм злоупотребления правом, поскольку причинение вреда другому лицу использованием права исключительно ради своего удовольствия — это удел психически нездоровых людей и представляет собой хотя и яркие, но редкие случаи.

Злоупотребление правом с целью собственного обогащения образует самостоятельную классификационную форму, при которой нарушителю безразлично по большому счету материальное, либо психическое положение пострадавшего; он увлечен своей целью — обогатиться, в том числе, с помощью имеющихся у него правовых средств.

Наиболее распространенной формой злоупотребления правом можно выделить действия лица с конкретной целью — избегание, уклонение от выполнения своих гражданско-правовых обязанностей.

Однако и в этом случае управомоченный субъект ссылается на ту или иную норму права (правомочие), либо условие договора, которые, по его мнению, не позволяют ему исполнить свою обязанность.

При этом, субъект имеет фактическую возможность исполнить свое обязательство.

Изощренной формой злоупотребленого поведения являются действия с целью воспрепятствования, блокировки реализации субъективных гражданских прав кредиторов на их защиту и восстановление.

Чаще всего подобная форма проявляется при предъявлении кредитором в суд требования к должнику, который в качестве «возражения» при этом выдвигает те или иные встречные требования.

В большинстве случаев эта форма представляет собой субъективную сторону злоупотребления правом на защиту, но иногда представляет собой собственные злоупотребительные схемы (например, реализация имущества по мнимым сделкам с целью сокрытия его от законных требований кредиторов) [6, с. 198].

Необходимо отметить, что классификация форм злоупотребления правом может происходить не только по «вертикали», но и по «горизонтали»: а) злоупотребление нормами закона и подзаконными актами; б) злоупотребление условиями договоров; в) злоупотребление правом в обход закона, т. е. с использованием законотворческих, либо договорных пробелов и ошибок.

Классификация форм в зависимости от юридических актов, которые подвергаются правовому злоупотреблению определяется существующей иерархией юридических документов: международные акты, Конституция РФ, конституционные законы, федеральные законы (в том числе кодексы), указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, нормативные правовые акты органов федеральной власти и органов местного самоуправления, договоры (как форма реализации гражданских прав, установленных в законе).

Практическая правоприменительная деятельность привносит свои коррективы в разрабатываемые учеными теоретические концепции, с которыми они вынуждены считаться. В ходе практической деятельности выявляются все теоретические просчеты и «перегибы» учения о злоупотреблении правом.

Тем самым, практика становится таким же равноправным соучастником процесса совершенствования правового мира, как и чисто теоретическая дея­тельность. Практические указания на условия применения статьи 10 ГК РФ весьма немногословны и содержатся в пункте 5 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01 июля 1996 г.

№ 6/8, где судам предписано при применении статьи 10 ГК РФ выяснять, какие именно действия квалифицируются судом как злоупотребление правом и, в частности, действий, имеющих цель причинить вред другим лицам [7].

Это указание имеет задачу воспрепятствовать немотивированной формальной ссылке судов на статью 10 ГК РФ при рассмотрении ими конкретных споров, поскольку, как доказывалось ранее, подобной формальной ссылкой на статью 10 ГК РФ можно деактивировать любое субъективное право.

Далеко не все суды выполняют это указание, с легкостью применяя статью 10 ГК РФ как удобную норму с тем, чтобы аннулировать законные требования одной из сторон в судебном процессе. Четкая мотивированная квалификация злоупотребительных действий должна стать гарантией от необоснованного применения статьи 10 ГК РФ и от нарушения, тем самым, баланса прав и законных интересов участников гражданских правоотношений.

Если обобщить случаи конкретных злоупотребительных (действий), встречающихся чаще всего в судебной практике, то можно увидеть массу примеров как обоснованного, так и неоправданного использования принципа добросовестного правоосуществления, заложенного в статьях 1 и 10 ГК РФ.

Отсюда, выявление родовых признаков в злоупотребительных актах (действиях) служит основой совершенствования правоприменительной практики.

Анализ судебной практики позволил выделить из ранее приведенных форм следующие виды злоупотреблений гражданскими правами: 1) злоупотребление полномочиями органов и представителей юридического лица; 2) злоупотребление правом на свободное формирование условий договора (неустойки, проценты, условия возмещения убытков, задаток, залог т. п.

), в том числе, «злоупотребительное» уклонение от заключения договора; 3) злоупотребление правом с помощью заключения гражданско-правовых сделок, направленных на уклонение от уплаты налогов, либо на необоснованные возмещения из бюджета РФ; 4) злоупотребление правом при процедуре ликвидации должника (в том числе, при проведении процедуры банкротства); 5) злоупотребление правом путем заключения сделок по реализации имущества, предназначенного к удовлетворению претензий кредиторов (в том числе, сделки реорганизации юридического лица); 6) злоупотребление правом с помощью «абстрактных» гражданско-правовых обязательств — векселей; 7) злоупотребление правом на зачет встречных требований (как действие, так и бездействие); 8) злоупотребление правом с помощью исков о признании сделок, актов недействительными (или «несостоявшимися»); 9) злоупотреб­ление правом на отказ в защите права с помощью статьи 10 ГК РФ (злоупотребление «правом на право»); 10) злоупотребление иными способами защиты прав, предусмотренными и не предусмотренными статьей 12 ГК РФ [1, с. 280—282].

Из приведенных форм и видов необходимо отметить, что злоупотребление правом на защиту имеет устойчивую тенденцию к росту, поскольку «опирается» не только на материальное — гражданское право, но и на процессуальное (АПК РФ, ГПК РФ), которое реализует, в свою очередь, в жизнь статью 46 Конституции РФ: «Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод» [4]. Принцип доступности судебной защиты, таким образом, вместе с гражданско-правовыми средствами защиты становится все чаще орудием для злоупотребления правом. Науке, законодательству и правоприменительной деятельности предстоит выработать собственные эффективные меры противодействия этим злоупотребительным явлениям.

Список литературы:

  1. Волков А. В. Теория концепции «злоупотребление гражданскими правами». — Волгоград: Станица-2, 2007.

Источник: https://sibac.info/conf/law/ix/26588

Злоупотребление правом в гражданских правоотношениях

Полное описание

Конституцией РФ установлен главный общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом. В соответствии со ст. 17 Конституции осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Однако, вышеуказанный принцип содержит в себе запрет, который распространяется не на все случаи злоупотребления правом.

Читайте также:  Как узнать дату выдачи первого водительского удостоверения

Сегодня круг тех случаев, которые считаются злоупотреблениями шире, чем они закреплены в конституционной норме.

Буквально толкуя это предписание можно утверждать, что данный запрет не распространяется, например, на случаи злоупотребления субъективным правом со стороны коммерческих организаций, что также неверно.

Злоупотребление правом сегодня отмечается во всех без исключения сферах правовой деятельности (конституционное, семейное, трудовое, гражданское право и т.д.), где поведение субъекта связано с реализацией субъективных прав и законных интересов.

В соответствии с действующей редакцией ст. 10 ГК РФ не допускается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Федеральным законом от 30.12.2012 г. № 302-ФЗ «О внесении изменений в главе 1,2,3,4 ГК РФ» дополнительно к принципу добросовестности вводится запрет на обход закона с противоправной целью (далее — обход закона).

При этом законом установлено, что к действиям, направленным на обход закона, будут применяться те же последствия, которые установлены для злоупотребления правом, если иное не указано в тексте ГК РФ.

Представляется, что на практике могут появиться затруднения, связанные с определением сущности этого правового явления, а также с отграничением его от иных правовых институтов.

К примеру, в настоящее время в судебной практике встречаются случаи фактического отожествления таких институтов, как «обход закона» и «притворная сделка» (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 23.12.2011 по делу N А32-3596/2010). 

Различия между действиями, направленными на обход закона, и притворными сделками правоотношениях следует проводить по направленности воли лиц, участвующих в них. При совершении действий, направленных на обход закона, воля лиц направлена на достижение именно того правового результата, который и заявляется заключаемыми сделками.

Обходом закона и осуществлением гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу злоупотребление правом не ограничивается. Так, к злоупотреблению правом, судебная практика часто относит действия направленные на воспрепятствование осуществление другим лицом его законного права ( Постановление Президиума ВАС РФ от 05.10.2010 № 5153/10 ). 

Таким образом, в соответствии со ст. 10 ГК РФ злоупотребление правом может быть квалифицированно любое заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав.

К последствиям злоупотребления правом закон относит полный или частичный отказ суда в защите права, а также иные меры, предусмотренные законом. Представляется, что указание на иные меры, связано с тем, что обращение в суд с целью защитить свои права не является единственным применяемым способом. 

Способы защиты права установлены ст. 12 ГК РФ. К таковым закон относит:

  • признание права;  
  • восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;
  • признание оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки;
  • признание недействительным решения собрания;
  • признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; самозащиты права;
  • присуждения к исполнению обязанности в натуре;
  • возмещение убытков; взыскание неустойки;
  • компенсация морального вреда прекращения или изменения правоотношения;
  • неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону.

Список, установленный законом, исчерпывающим не является. К способам могут быть отнесены иные меры, установленные законодательством. Так законом установлено, что если злоупотребление правом повлекло нарушение прав другого лица, то такое лицо вправе требовать возмещение причиненных ему этим убытков по правилам ст. 1064 ГК РФ. 

Важно отметить, что злоупотребление правом может быть не только материальным, но и процессуальным. Значение наличия норм о злоупотребление процессуальными правами является весьма важным. Ведь злоупотребление процессуальными правами может затянуть процесс, породить неблагоприятные последствия для сторон.

В связи с этим вопросом, хотелось бы обратить внимание, что в этом вопросе АПК РФ несколько превзошел ГПК РФ, поскольку АПК содержит нормы содержащие неблагоприятные последствия для лиц злоупотребляющих своими процессуальными правами. Так, ст. 111 АПК РФ предусматривает отнесение судебных расходов на лиц злоупотребляющих своими процессуальными правами.

Кроме того, нормы о злоупотребление предусмотрены ст. 225.12 (судебный штраф на лицо, обратившееся в защиту прав и законных интересов группы лиц, в случае злоупотребления им своими процессуальными правами или невыполнения им своих процессуальных обязанностей) и ст.

41 ( злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле , влечет за собой для этих лиц последствия предусмотренные АПК РФ).

Нормы ГК, АПК , ГПК не содержат прямо выраженного запрета злоупотребления правом на предъявление иска ( право на судебную защиту). Данное обстоятельство позволяет сделать вывод, что злоупотребление правом на иск невозможно.

Более того, процессуальными правами обладают только лица, участвующие в деле. Статус лица, участвующего в деле, возникает только после принятия искового заявления. То есть, злоупотреблять правами возможно лишь с этого момента.

Следовательно сама подача заявления или жалобы, которыми возбуждается дело в суде не могут признаваться злоупотреблением процессуальными правами.

Судебная практика показывает, что чаще всего в качестве злоупотребления процессуальным правом понимается подача ходатайств об отводе судей, о приостановлении производства по делу и об отложении судебного разбирательства. 

Последствия злоупотребления процессуальным правом можно разделить на следующие группы:

  1. Возложение на лицо, злоупотребляющего правом, обязанности по уплате определенной денежной суммы.
  2. Отказ суда в совершении действий , о которых просит лицо, злоупотребляющее правом.

Для первой группы применяется в частности ст. 111 АПК РФ. Вопросы распределения судебных расходов, отнесения судебных расходов на лицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами, и другие вопросы о судебных расходах разрешаются арбитражным судом соответствующей судебной инстанции в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу или в определении.

Вторая группа направлена не на наказание нарушителя, а на пресечение действий, которые могут задержать движение процесса.

Стоим отметить, что АПК РФ прямо не предусматривает такого последствия, как отказ от удовлетворения ходатайства.

Однако, основанием к отказу в удовлетворении может послужить, в частности, злоупотребление стороной своими процессуальными правами ( Постановление Президиума ВАС Северо-Западного округа от 01.11.2002 № 56).

Наиболее острой проблемой, связанной с рассматриваемой тематикой, является отсутствие в законодательстве определения термина злоупотребления правом. Понятия злоупотребления не содержится и в современной цивилистической науке. Не выработана дефиниция злоупотребления правом и судебная практика.

В Постановлении Пленумов Верховного суда РФ и Высшего Арбитражного суда РФ « О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ» от 1 июля 1996 года, указывается следующее « При разрешении споров следует иметь ввиду, что отказ в защите права со стороны суда допускается лишь в случаях, когда материалы дела свидетельствуют о совершении гражданином или юридическим лицом действий, которые могут быть квалифицированны как злоупотребление правом, в частности действий, имеющих своей целью причинить вред другим лицам. В мотивировочной части соответствующего решения должны быть указаны основания квалификации действий лица как злоупотребления правом». Таким образом, квалифицировать действия как злоупотребления правом Пленум предоставил на судейское усмотрение.

Для определения сути понятия злоупотребления правом обратимся к толковому словарю С.И. Ожегова, в соответствии с которым злоупотреблением является проступок, состоящий в незаконном, преступном использовании своих прав, возможностей.

Проанализировав все вышесказанное, злоупотребление правом можно определить как – действие лица, состоящее в недобросовестном использовании своих прав с намерением причинить вред другого лицу.

Тагирова В.Л.

Юридическая компания

Источник: https://lex-pravo.ru/law-comments/66/6996/

Злоупотребление правом в контексте судебной практики

Частью 1 статьи 10 Гражданского кодекса РФ установлен запрет на осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

03.02.2015 в Определении Верховного суда РФ по делу № 32-КГ14-17 было дано следующее разъяснение:

«Злоупотребление правом имеет место в случае, когда субъект поступает вопреки норме, предоставляющей ему соответствующее право, не соотносит поведение с интересами общества и государства, не исполняет корреспондирующую данному праву юридическую обязанность»

Перечень недобросовестного поведения, определенный ст. 10 ГК РФ, является открытым, что позволяет судам применять рассматриваемую норму к широкому кругу правоотношений.

Возможность широкого толкования и применения нормы, безусловно вызывает недовольство недобросовестных участников оборота, так Конституционный суд РФ не менее 3-х раз рассматривал вопрос о конституционности названной статьи, заявители указывали на «правовую неопределенность, неясность и неконкретность ст. 10 ГК РФ» (Определение КС РФ от 24 сентября 2013 г. N 1252-О; Определение КС РФ от 17 июля 2014 г. N 1808-О; Определение КС от 29 января 2015 г. N 99-О).

Однако, как неоднократно указывал в своих актах Конституционный суд РФ:

«нормы статьи 10 ГК Российской Федерации, устанавливающие запрет злоупотребления правом в любых формах и правовые последствия злоупотребления правом, направлены на реализацию принципа, закрепленного в статье 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации (Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц), как в редакции, действовавшей до внесения изменений Федеральным законом от 30 декабря 2012 года N 302-ФЗ, так и после, неопределенности не содержат и сами по себе не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе.»

В данной публикации мы рассмотрим различные случаи применения судами нормы ст. 10 ГК РФ о злоупотреблении гражданскими правами:

  • Целью отказа в защите права лицу, злоупотребившему правом, является не наказание данного лица, а защита прав лица, пострадавшего в результате этого злоупотребления.

Источник: Пункт 5 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 N 127

  • Если платежеспособный должник обратился с заявлением о признании его банкротом с целью неправомерного получения выгоды, то суд вправе прекратить производство по делу

Источник: http://caselaw.today/archives/123

Злоупотребление правом на доступ к информации в гражданских правоотношениях

Крестьянинов Е. Г. Злоупотребление правом на доступ к информации в гражданских правоотношениях [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы VII Междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2018 г.). — Казань: Молодой ученый, 2018. — С. 35-38. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/298/14166/ (дата обращения: 13.10.2019).



С каждым днем возрастает значимость информации и информационных технологий во всех сферах современного общества, в том числе и в сфере гражданских правоотношений.

Из-за этого в судебной практике все чаще и чаще встречаются примеры злоупотребления правом на информацию, и судам все чаще и чаще приходится принимать решения и оценивать действия сторон гражданских правоотношений, направленных на предоставление информации друг другу.

Для того, чтобы правильно определить правовую природу злоупотребления правом на доступ к информации и право на информацию, необходимо использовать комбинированный подход, опирающийся на нормы законодательства в области гражданского права и на нормы законодательства в области информационного права.

Преимущество такого подхода, системный взгляд на проблему и поиск ее решения. Взаимное дополнение норм и дефиниций позволяют более полно изучить природ такого правового явления как «злоупотребление право на информацию».

Определение термина «информации» дано в статье 2 Федерального закона от 27.02.2006 года «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Информация — сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления.

Читайте также:  Смена фамилии по собственному желанию через госуслуги

Основой нормативного правового регулирования права на доступ к информации является ч. 4 ст.

29 Конституции РФ, согласно который «каждый имеет право свободно искать, получать передавать, производить и распространять информацию любым законным способом» [1].

Согласно статье 5 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» «информация может являться объектом публичных, гражданских и иных правовых отношений.

Информация может свободно использоваться любым лицом и передаваться одним лицом другому лицу, если федеральными законами не установлены ограничения доступа к информации либо иные требования к порядку ее предоставления или распространения». [2].

Таким образом, законодатель определяет, что информация может являться объектом гражданских правоотношений.

Положение часть 4 статьи 29 Конституции детализируются в ч. 1 статьи 8 «Право на доступ к информации» «граждане (физические лица) и организации (юридические лица) (далее — организации) вправе осуществлять поиск и получение любой информации в любых формах и из любых источников при условии соблюдения требований, установленных настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами» [2].

В отечественной науке среди ученых господствуют взгляды на то, что существует «право на информацию», а не «право на доступ к информации», как это названо в ФЗ «Об информации, информационных технологиях, и защите информации».

Так например, по мнению Д. В. Гавривоша «право на информацию предоставляет собой обусловленное конституцией, а также детализированное в законодательстве правовое притязание человека, направленное на поиск, получение, передачу, производство и распространение сведений любым законным способом» [3 с. 5–9].

В. В. Стахова предлагает следующую формулировку дефиниции «право на информацию» «правовая презумпция свободы поиска, получения и распространения информации различного рода субъектами информационных правоотношений» [4].

По мнению М. К. Башаратьяна «право на информацию»-это двуединая совокупность свободы информации и права на конфиденциальность» [5].

Отечественные ученные, такие как С. Ю. Лапин, Л. И. Валитова и др., которые придерживаются взглядов, что стоит говорить о «праве на и доступ к информации» довольствуются определениями данными в ч. 4 ст. 29 Конституции Российской Федерации.

На наш взгляд, правильно будет применять термин «право на доступ к информации» исходя из положений Конституции и ФЗ от 27.02.2006 года «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Определение термина «злоупотребление правом», в отличие от определения термина «информация», в законодательстве не содержится.

Понятие злоупотребление права раскрывается через пределы осуществления гражданских прав, предусмотренных статьей 10 ГК РФ. В науке гражданского права к определению понятия «злоупотребления правом» существуют различные подходы.

По мнению, В. П. Грибанова «злоупотребление правом имеет место только тогда, когда управомоченный субъект, действуя в границах принадлежащего ему субъективного права, в рамках возможностей, составляющих содержание данного права, использует такие формы его реализации, которые выходят за установленные законом пределы осуществления права» [6 с. 224].

С. Д. Радченко придерживается взглядов, что «злоупотребление правом имеет место в том случае, когда нет разумно и добросовестно понимаемого интереса в его осуществлении», поэтому осуществление принадлежащего управомоченному лицу права, в противоречии с имеющимся у данного лица признанным законом интересом в его осуществлении, признается злоупотреблением правом»[7 с. 78].

А. И. Муранов сравнивает злоупотребление правом с понятием «обход закона» и указывает, что «…при злоупотреблении правом делается попытка представить противоправное действие в виде правомерного, причем при помощи прикрытия противоправности ссылкой на реализацию субъективного права [8 с.101].

  • Положения статьи 10 ГК РФ дополняются нормами, предусмотренными в постановлении Пленума Верховного суда от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» указано, что оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации [9].
  • Таким образом, Президиум Верховного суда РФ акцентирует внимание на право доступа к информации.
  • Понятие «злоупотребление правом на доступ к информации», так же, как и определение понятия «злоупотребления правом» действующее законодательство не содержит.

Вопрос предоставления информации и злоупотребление правом на информацию рассматривался Президиумом Высшего Арбитражного суда Российской Федерации в информационном письме от 18.01.

2011 года № 144 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ» [10]. В информационном письме не дается определения «злоупотребления правом на информацию», но дается описание случаев, когда действия акционеров может считаться таковым.

Для более точного определения термина злоупотребления правом на информацию, предлагаем провести классификацию приведенных в случае злоупотребления.

  1. О злоупотреблении правом на информацию может свидетельствовать если участник, обратившийся с требованиями о предоставлении информации, является фактическим конкурентом хозяйственного общества (либо его аффилированным лицом), а запрашиваемая информация носит характер конфиденциальной, относится к конкурентной сфере, и ее распространение может причинить вред коммерческим интересам общества.

В приведенном примере речь идет об информации, в понимание которое дано в статье 2 Федерального закона от 27.02.2006 года «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» «сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления».

В данном случае имеет злоупотребление правом на информацию как покушающееся на совокупность информационных правомочий.

  1. О злоупотреблении правом на информацию может свидетельствовать «неоднократное заявление требований о предоставлении одних и тех же документов и (или) их копий при условии, что первое из таких требований о предоставлении информации и документов, относящихся к прошлым периодам деятельности хозяйственного общества и явно непредставляющих ценности с точки зрения их анализа (экономического, юридического (в том числе по причине истечения сроков исковой давности) и т. д.)».

В указанном примере речь идет не о самой информации, в понимание, предусмотренной статьей 2 Федерального закона от 27.02.

2006 года «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», а как о неком материальном носителе, содержащим в себе информацию.

Таким образом, в отличие от первого примера, член хозяйственного общества не имеет цели получить информацию о деятельности общества, а в некоторых случаях он ею уже обладает.

Цель, с которой он запрашивает копии документов, направлена на создание дополнительных искусственных препятствий в деятельности общества. Направляя ненужные повторные запросы, член хозяйственного общества стремится отвлечь управленческие ресурсы от решения уставных задач.

Объектом злоупотребления правом являются отношения, определяющие в установленном законе порядок получения информации, в котором установлены требования к носителям информации и срокам их предоставления. И в отличие от приведенного выше примера, имеет злоупотребление правом на доступ к информации в части реализации одного из информационных правомочий — получение информации.

Однако в приведённых примерах, речь идет о злоупотреблении правом, совершенном в форме действия.

Стоит отметить, что гораздо меньше внимание уделено злоупотребление правом на информацию в иных сферах гражданских правоотношений и совершенных в форме бездействия. Несмотря на это, в судебной практике встречаются такие случаи злоупотребления правом.

Примером такого злоупотребления правом на информацию служит Определение судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда Российской Федерации от 25 января 2018 года по делу № А48–7405/2015. Судебная коллегия применила положения абзаца 4–5 пункта 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.

2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», поведение стороны может быть признано недобросовестным по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения.

Экономическая коллегия усмотрела злоупотребление правом на информацию со стороны Зиборова Ю. Н., который в нарушение абзаца третьего пункта 4 статьи 213.

28 «Закона о банкротстве» относит-не представил необходимых сведений (предоставление заведомо недостоверных сведений) финансовому управляющему или арбитражному суду, рассматривающему дело о банкротстве, а именно не сообщил, что является руководителем в двух организациях — обществах с ограниченной ответственностью «Стела» и «Ирида» [11].

В судебной практике имеется пример злоупотребления правом на информацию в сфере наследственного права. В апелляционное определение Московского городского суда от 26.08.2015 по делу № 33–26462 судом было установлено, что имеется злоупотребление правом на информацию, выразившееся в сокрытии одним из наследников от других наследников информации о наличии завещания[12].

Таким образом мы пришли к следующим выводам:

  1. Термин «право доступ к информации» не имеет легального определения в Конституции РФ, ни в конкретизирующем законодательстве, рассматривающем лишь перечень информационных правомочий.
  2. Термин «злоупотребление правом на доступ к информации» так же не имеет легального определения.
  3. В законодательстве и в отечественной науке господствует мнение о совершение «злоупотребления правом на доступ к информации» совершенное в форме активных действий», однако в судебной практике встречаются примеры, совершенные в форме бездействия.
  4. В отечественной науке гражданского права не уделено достаточно внимание проблеме «злоупотребления правом на доступ к информации», значимость данной проблемы для различных сфер гражданских правоотношений с каждым годом возрастает. Возрастание значения данной проблемы обусловлено с возрастанием роли информации в жизни общества и государства в целом.

Литература:

  1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // Российская газета. — 1993. — 25 дек.
  2. Федеральный закон «Об информации информационных технологиях и о защите информации» от 27 июля 2006 г. (в ред. от 31 декабря 2017 года)//СПС «Гарант» URL: http://mobileonline.garant.ru/#/document/12148555/paragraph/3471:4 (дата обращения 20.04.2018).
  3. Гавришов Д. В. Гарантии реализации субъективного права на информацию: конституционно-правовой аспект: автореферат дис. …канд. юрид. /Д. В. Гавривош. — Белгород, 2010. — с. 25.
  4. Стахова, В. В. Особенности реализации права человека на информацию в России через средства массовой информации: дис…. Канд. юрид. Наук/В. В. Стахова.- М., 2005.- 237.
  5. Башратьян, М. К. Система конституционных прав и свобод граждан Российской Федерации в сфере деятельности средств массовой информации: дис… канд. юрид. Наук/ М. К. Башаратьян. М., б2007.-205с.
  6. Грибанов В. П. Осуществление и защита гражданских прав. Изд. 2-е., испр. М.: Статут, 2003. — 411 с.
  7. Радченко С. Д. Понятие и сущность злоупотребления субъективным гражданским правом // Журнал российского права. 2005. № 11. — С. 143.
  8. Муранов, А. И. К вопросу об обходе закона / А. И. Муранов // Московский журнал международного права. — 1997. — № 3. — С 72–76.
  9. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 года «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // СПС «Гарант» URL:http://mobileonline.garant.ru/#/document/71100882/paragraph/1:6 (дата обращения 20.04.2018).
  10. Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 января 2011 г. N 144 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ»// СПС «Гарант» URL: http://mobileonline.garant.ru/#/document/1799572/paragraph/1:11 (дата обращения 20.04.2018).
  11. Определение судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда Российской Федерации от 25 января 2018 года по делу № А48–7405/2015 СПС «Гарант» URL: http://mobileonline.garant.ru/#/document/179987/paragraph/1:11 (дата обращения 20.04.2018).
  12. Определение Московского городского суда от 26.08.2015 по делу № 33–26462 СПС «Гарант» URL: http://mobileonline.garant.ru/#/document/1799601/paragraph/1:11 (дата обращения 20.04.2018)
Читайте также:  Перечень того, что нельзя перевозить в самолете в багаже или ручной клади

Основные термины (генерируются автоматически): информация, злоупотребление, Российская Федерация, предоставление информации, хозяйственное общество, судебная практика, отечественная наука, Верховный Суд, гражданский оборот, Гражданский кодекс.

Гражданский кодекс Российской Федерации

Источник: https://moluch.ru/conf/law/archive/298/14166/

Виды злоупотребления правом: небольшая классификация

Привожу небольшую классификацию злоупотребления правом.

В силу п. 3 ст. 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Согласно п. 1 ст.

10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Злоупотребление правом может выражаться в следующем:

Несвоевременная реализация права на защиту. Так, недобросовестный контрагент может намеренно затягивать сроки для взыскания неустойки дабы получить необоснованную выгоду. Это часто касается микрофинансовых организаций которые дают деньги в рост под сотни и тысячи процентов годовых.

При этом надо исходить из того, что смысл их деятельности заключается в том чтобы дать деньги в долг на короткий период под большой процент. Т.е. заработать на быстрой оборачиваемости заемных денег.

В тоже время, если при нарушении срока возврата микрофинансовая организация долго не обращается в суд за взысканием долга, то тут можно говорить не о краткосрочном кредите, а о долгосрочном под большие проценты, что противоречит сути ее деятельности.

Тоже можно сказать и о неустойке.

Меры оперативного воздействия (секундарное право). Классический пример, часто приводимый на лекциях Р. Бевзенко, «999 плиток». Поставщик по договору поставки должен был отгрузить покупателю 1000 плиток, однако отгрузил 999. По закону (п. 1 ст. 466 ГК РФ) покупатель вправе отказаться от переданного товара и его оплаты.

Справедлива ли реализация такого права по отношению к поставщику, когда последний может восполнить недопоставку в короткое время? Думается что нет. Однако тут следует выяснять мотив по которому покупатель отказывается от товара.

Если для него 1 плитка не имеет решающего значения, например, при облицовке дома, то вполне возможно ожидание допоставки.

Защита права. Реальный пример из жизни, когда в Челябинске пассажир отсуживал стоимость проезда в троллейбусе (кажется 12 рублей), когда тот не смог продолжить движение по маршруту из-за поломки.

В данном случае также необходимо выяснять мотив по которым истец обращается в суд за защитой. Показателем злоупотребления правом может служить экономическая обоснованность иска.

Понятно, что взыскивая 12 рублей истец понес бОльшие затраты на защиту своего права нежели та сумма которую он взыскал (а он взыскал). Мотив иска просто наказать перевозчика, а не получить утраченное.

Шикана. Под шиканой понимается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу. Пример шиканы сложно подобрать.

Но, наверное, самый распространенный случай — это публикация порочащих материалов в СМИ. Т.е.

лицо по чьей инициативе они опубликованы хочет нанести вред деловой репутации кому-то, при том, что какого прямого полезного эффекта от этого не получает.

Следует отметить, что с каждым случаем злоупотребления правом необходимо разбираться отдельно и учитывать, что прямых доказательств злоупотребления не бывает, за исключением разве что признания, поэтому тут необходимо учитывать косвенные доказательства.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/vidy_zloupotrebleniya_pravom_nebolshaya_klassifikaciya/17629

Злоупотребление правом: судебная практика

Одной из основных функций любой страны является надёжная защита гражданских прав, гарантирующая всем сторонам правоотношений реализацию их субъективных прав без каких-либо препятствий.

В Российской Федерации осуществление защиты гражданских прав является одним из институтов, регулирующим законодательство в этой отрасли права, в нормах которого закреплены способы и порядок защиты нарушенных прав, а также недопущения злоупотребления ими.

Термин «злоупотребление права» вытекает из обозначенных законом обязанностей и уставов, при реализации которых существует вероятность возникновения рассматриваемого действия.

Основанием для возникновения гражданских прав и обязанностей являются другие нормативные акты, установленные законодательством, а также действия физических и юридических лиц как предусмотренные, так и не предусмотренные законами.

Согласно гражданскому законодательству возникновение прав у сторон возникает на основании заключения и реализации договоров, не противоречащих нормам права, принятия различных решений, совершения действий, ведущих за собой наступление правовых последствий. Это может быть:

  • причинение вреда какому-либо лицу;
  • неосновательное обогащение;
  • написание научных трудов;
  • создание произведений искусства;
  • приобретение недвижимости и прочего имущества;
  • принятие актов органами власти и прочие действия.

Несмотря на то, что запреты на нарушения гражданских прав в достаточной мере конкретизированы, учесть всевозможные варианты их проявлений достаточно сложно, поэтому гражданское законодательство предусматривает принцип запрета злоупотребления гражданским правом, который закреплен в 10 ст. ГК РФ. Учитывая то, что предусмотреть все случаи, когда может возникнуть злоупотребление правом и установить запреты на них невозможно, в кодексе расписаны общие требования к сторонам отношений.

Принцип недопустимости возникновения злоупотребления правом существует на законном уровне и поэтому является обязательным критерием, характеризующим, действовал субъект в правовом поле или за его пределами.

Определение злоупотребления правом

Такая проблема, как злоупотребление правом, была широко известна еще в эпоху Древнеримской империи и не теряет своей актуальности и в наше время. Обширная судебная практика служит этому ярким подтверждением.

Согласно нормам ГК злоупотребление правом – это причинение вреда другому лицу, при реализации гражданских прав, и прочие недобросовестные поступки, которые способствуют исполнению каких-либо желаний. Таким образом, злоупотребление правом по гражданским нормам обязательно осуществляется умышленно.

Последствиям, которые наступают в результате совершения действий, рассматриваемых судом, необязательно присущи признаки злоупотребления. Сам по себе негативный эффект не имеет значения с точки зрения права.

Суд может полностью или частично отказать истцу в защите по результатам рассмотрения дела с учетом выявленных последствий и самого характера действий.

Совет: если судебная практика установила факт злоупотребления правом, который потянул за собой нарушение интересов другой особы, она может требовать полного возмещения понесённых убытков.

Из вышеизложенного следует, что под поступками, которые подпадают под подобные противоправные действия, являются:

  • исполнение гражданских прав, ставящих перед собой цель нанести вред другой особе;
  • действия противоправного характера, совершающиеся вне закона;
  • осознанное недобросовестное выполнение своего гражданского долга.

Сферы проявления злоупотребления правом, их формы и особенности

Злоупотребление гражданским правом может происходить в различных сферах деятельности. Чаще всего это проявляется в:

  1. Занимание доминирующего положения на рынке. Это означает, что какой-то субъект хоздеятельности, занимая главенствующее положение в отношении какого-либо товара или услуг, влияет на конкурентов или препятствует их появлению на рынке, ущемляя интересы. Это может проявляться в форме изъятия товара и создания дефицита, навязывания невыгодных условий договора, оказания давления и т.п. За такие действия, носящие признаки злоупотребления правом, в судебной практике применяются санкции, предусмотренные антимонопольным законодательством.
  2. Злоупотребление без цели причинения вреда встречается очень редко. При принятии решения действительно ли вред был нанесен без умысла, суду приходиться анализировать все объективные и субъективные факторы, свидетельствующие об этом.
  3. Умышленное нанесение вреда. Смысл этого злоупотребления заключается в том, что одна из сторон, обладающая правами, не преследуя получения какой-либо выгоды, стремится своими действиями нанести вред другой стороне, причем этот вред может проявляться не только в виде материальных убытков, но и в любой другой форме, имеющей негативный характер.
  4. Действия, направленные на ограничение конкуренции в результате различных сговоров между субъектами хозяйствования, также подпадают под нормы антимонопольного законодательства. Такое злоупотребление правом может проявляться в:

— Искусственном управлении ценами на торгах;
— Установлении определённых наценок, тарифов и т.п.;
— Делению рынка товаров;

  • — Создания препятствий для участия в каких-либо системах платежей, без которых финучреждение не может полноценно функционировать и прочие.
  • Условно формы злоупотребления правом можно распределить на следующие группы:
  1. Нарушение, которое не ставит перед собой цель нанести вред, но наносящее его. С субъективной точки зрения это правонарушение совершается по неосторожности и обычно так и классифицируется в судебной практике.
  1. Нарушение, совершенное с явным желанием причинить вред другому лицу, и достижение этой цели через определенные действия. Другое название этого злоупотребления – шикана.

Способы защиты гражданских прав

В истории судебной практики существуют следующие способы защиты от злоупотребления гражданскими правами:

  • уплата неустойки или возмещения убытков;
  • признание принятых решений недействительными;
  • присуждение нарушителю выполнить свои обязательства;
  • выполнение результатов, вытекающих из признания ничтожной или оспоримой сделки недействительной (часто применяется в делах, где фигурирует договор дарения);
  • возмещение морального ущерба;
  • признание решений органов власти недействительными;
  • возвращение положения вещей к такому состоянию, какое было до наступления злоупотребления гражданским правом.
  • судебное пресечение действий, в которых прослеживается угроза нарушить привилегии или препятствовать их исполнению.

Нарушение процессуального права

Отношение, имеющее признаки пренебрежения, может выражаться как в посягательствах материального характера, так и процессуального. При этом процессуальное право начинает действовать только тогда, когда исковое заявление принимается в производство, и только в этом случае могут появиться признаки процессуального злоупотребления.

Арбитражный процессуальный кодекс более жестко относится к подобным нарушениям права, чем Гражданский кодекс.

Так, он предусматривает нормы, тянущие за собой неблагоприятные последствия для лиц, злоупотребляющих своими привилегиями в процессуальном праве в виде штрафных санкций или уплаты всех судебных расходов.

Анализ судебной практики показывает, что самыми популярными формами нарушения процессуального права являются:

Особенности применения судебной практики

Обзор судебной практики говорит о том, что еще недавно процессы с применением норм о злоупотреблений гражданским правом практически не применялись так же, как и дела о самоуправстве.

Но в связи с тем, что число конфликтов, возникающих на этой почве, значительно увеличилось в последнее время, выросло и количество решений суда, где в части мотивации присутствуют заключения о пренебрежении или злоупотреблениях правом ответчиком.

Подобные дела носят достаточно противоречивый характер, так как в гражданском законодательстве нет подробного описания норм злоупотребления. Решения о наличии или отсутствия факта злоупотребления принимаются только по усмотрению судьи.

Судебная арбитражная практика применяет, как последствия подобных нарушений, не только отказ в защите, но и признание заключённого договора недействительным.

Совет: к подобной практике следует прибегать кредиторам, если они видят, что в результате заключенных должником сделок, в том числе по отчуждению имущества, затрагиваются и нарушаются их интересы.

Источник: https://SudebnayaPraktika.ru/grazhdanskie-dela/zloupotreblenie-pravom.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector