Декриминализация побоев: что это такое и зачем была введена

Декриминализация побоев: что это такое и зачем была введена

Фото: ПГ / Геннадий Михеев

Первые выводы о результатах правоприменения статьи 116 УК РФ о декриминализации семейного насилия, которая вступила в силу полтора года назад, неоднозначны. Тема, вызывавшая много споров до принятия закона, не уходит из общественной дискуссии. Сторонники и оппоненты закона так и не нашли компромисса, а значит, законодательную точку ставить рано.

Так ли невинны побои «без последствий»?

Ещё свежи в общественной памяти трагедии 28-летней Анастасии Овсянниковой из Липецкой области, 29-летней Алены Вербы из Подмосковья, принявших смерть от руки своих «спутников жизни». Свежая, июльская: 35-летнюю Алину из Челябинской области убил бывший муж. И перечень этот можно продолжать.

Читайте по теме Декриминализация побоев: что это такое и зачем была введена

На обсуждении законопроекта о декриминализации статьи о побоях в семье депутат Госдумы Олег Нилов заявил: «Вот статистика, которую вчера привёл сенатор Антон Беляков: за год 14 тысяч женщин убиты мужьями. Всё может начинаться с затрещины, пощёчины, но рано или поздно заканчивается убийством. Кстати, обратная статистика не менее печальная — 10 тысяч мужей, убитых женами».

Один из примеров — история Галины Каторовой из Находки. Неоднократно избиваемая мужем и не получившая помощи от полиции, женщина сама свела счёты с мучителем.

  Иногда жертвам «везёт»: 25-летней Маргарите Грачевой из Подмосковья муж отрубил кисти обеих рук, но оставил в живых. А ведь ещё до трагической развязки она тщетно обращалась за помощью в правоохранительные органы.

При этом, по данным МВД, 40 процентов тяжких уголовных преступлений совершаются в семье.

Казалось бы, причём здесь эти трагедии и либерализация статьи о побоях? Притом что нарастающий массив планктонного домашнего насилия, а оно имеет место, обязательно будет взрываться протуберанцами новых трагедий. Прощение многими обидчиками психологически воспринимается как разрешение продолжать в том же духе. Для них насилие — способ утверждения власти.

За год 14 тысяч женщин убиты мужьями. Обратная статистика не менее печальная — 10 тысяч мужей, убитых женами.

Предлагая новую редакцию статьи 116, авторы обосновали её необходимостью исправить ситуацию, возникшую в 2016 году в связи с принятием «закона о шлепках». Он вызвал сильный протест родительской общественности, заподозрившей власть во внедрении ювенальной юстиции.

Внутрисемейные побои им квалифицировались в качестве большей общественной опасности, чем побои чужих людей. Юридически это нарушало принципы справедливости и соразмерности наказания вместе с принципом равенства граждан.

А идеологически воспринималось общественностью как покушение на традиционные устои семьи.

Новая редакция, по утверждению одного из разработчиков документа, сенатора Елены Мизулиной, призвана была защитить 40 с лишним миллионов семей, из которых половина — с детьми, а также перевести побои, «если это не явные побои, без последствий и вреда здоровью», из криминального ранга в административный. Это дало повод депутату Сергею Иванову из ЛДПР назвать его «законопроектом из серии: бить буду аккуратно, но сильно, что хуже». Депутаты большинством голосов поддержали аргументы сторонников законопроекта.

Муж-деспот, муж-тиран и «административка»…

Читайте по теме Декриминализация побоев: что это такое и зачем была введена
Поправки разрешали правовую коллизию, возникшую после изменений 2016 года в ст.116 УК РФ и дополнения КоАП РФ ст.6.1.1 «Побои», при которой одно и то же правонарушение каралось в одном случае административной, в другом — уголовной ответственностью. Законодатели объединили всех субъектов подобного рода правонарушений в группу лиц с единой ответственностью.

Для домашних «рукосуев» введена двухэтапная система привлечения к ответственности. За первый раз — штраф до 30 тысяч рублей, или административный арест на срок до 15 суток, или до 120 часов обязательных работ. За повторное правонарушение при полученной «административке» — привлечение к уголовной ответственности. Побои, утверждалось, отнюдь не сделались социально одобряемым действием. Сразу заметим, юридически — да, но в массовом правосознании — не совсем. Ну подумаешь, один раз вгорячах дал «леща» жене или ребёнку, дело житейское, вон и закон ничего против не имеет… Вот если постороннего тронешь с выкриком «идеологического, национального, религиозного характера» — ответишь по уголовке.

Ожидалось, что ситуация с семейным насилием не усугубится. Надежды базировались на том, что двухэтапная ответственность содержит профилактический заряд, тогда как уголовное наказание никого не делает терпимее, добрее и не способствует восстановлению разрушенных отношений между людьми.

Декриминализация побоев: что это такое и зачем была введена Кто они, жертвы семейного насилия? Прежде всего женщины, потом дети и старики. ФОТО: PHOTOXPRESS

Ещё один аргумент — рационализация процесса борьбы с преступностью. По статистике Верховного суда РФ, 95 процентов всех уголовных дел, возбуждаемых по части 1 ст.116 (нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию) заканчивались назначением наказания без лишения свободы, а каждое второе — прекращением дела в связи с деятельным раскаянием либо примирением сторон.

Кто они, жертвы семейного насилия? Прежде всего женщины, потом дети и старики. По приблизительным подсчётам (до 2015 года по сути такой статистики вообще не велось), более 60 процентов потерпевших из женщин не обращаются за помощью.

Из исследования ВЦИОМ, проведённого в канун принятия новой редакции, выходило, что трети опрошенных известны факты побоев в семьях их знакомых, а каждая четвертая женщина сталкивалась с ними сама.

Каждый пятый счёл допустимым «при определенных обстоятельствах ударить жену, мужа, ребёнка»… Перевод наказания из разряда уголовных в административные преступления для тех, кто впервые распустил руки, поддержали 59 процентов опрошенных.

У правоприменителей — трудности

Читайте по теме Декриминализация побоев: что это такое и зачем была введена
Правовые последствия частичной декриминализации побоев в декабре обсудила Правительственная комиссия по профилактике правонарушений. За девять месяцев 2017 года сотрудники полиции пресекли почти 164,5 тысячи случаев нанесения побоев супругам и детям, но только семь тысяч из них расследовались как преступления. К тому же, по утверждениям правозащитников, в статистику попадают те инциденты, по которым были возбуждены дела и начато расследование. По прикидкам, до судебного разбирательства доходят только три процента случаев домашнего насилия.

Министр МВД Владимир Колокольцев назвал и выявившиеся проблемы организационного и правового характера. В частности, у правоприменителей возникают трудности в процессе привлечения граждан к административной ответственности за побои. Суды в 70 с лишним процентах случаев назначают штраф, а не административный арест и обязательные работы. Это часто не отвечает целям наказания, да ещё и накладывает на семью дополнительную финансовую нагрузку, констатировал он. Глава правоохранителей предложил учесть инициативы ряда регионов по дальнейшему совершенствованию законодательства. В планах МВД вместе с Минюстом исключить наказание в виде штрафа за побои из соответствующей статьи КоАП, оставив лишь административный арест или обязательные работы.

Председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин на ведомственной коллегии эмоционально заявил, что после исключения темы побоев из уголовного законодательства «маньяки переместились в семьи». Кстати, Следком жёстко выступал против принятия новой нормы.

В крупнейший центр «Анна» в прошлом году обратились почти 27 тысяч женщин, почти на треть больше, чем в предыдущем.

Многократное увеличение дел о домашнем насилии, с одной стороны, может свидетельствовать о том, что тема вышла из-под спуда, что должно радовать. Но такой вывод не разделяют многие правозащитники и эксперты.

Да и данные кризисных центров (их в стране порядка 150) для женщин не дают повода для оптимизма.

В крупнейший центр «Анна» в прошлом году обратились почти 27 тысяч женщин, почти на треть больше, чем в предыдущем, но зато статистически снизилось число тех, кому удается добиться для обидчика какого-нибудь наказания.

Участники «круглого стола» в Общественной палате РФ, обсудившие год спустя последствия либерализации уголовного законодательства в части ст.116 УК, отметили, что новация негативно отразилась на защите семьи как фундаментальной основы общества.

Собравшиеся (представители государственных правозащитных институтов, Следкома, МВД, РПЦ и независимые эксперты) оценили её как дискриминационную и противоречащую интересам общества и государства.

Предложено разработать комплекс мер по профилактике семейного насилия, наказанию «агрессоров» и обеспечению помощи жертвам.

Наказывать за побои стали чаще

Читайте по теме Декриминализация побоев: что это такое и зачем была введена
Член комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Ольга Баталина принимала активное участие в продвижении законопроекта и представляла его при рассмотрении. Она и сегодня убеждена, что его принятие было правильным решением.

«Статистика судебного департамента при Верховном суде РФ показывает, что наказывать за побои стали чаще, причём в разы, — говорит она. — Если в 2015 году из 59, 5 тысячи представших перед судом за побои были осуждены около 16,2 тысячи человек, то только за первое полугодие прошлого года (другой статистики у меня нет) наказание за аналогичное правонарушение получили почти 51,7 тысячи нарушителей».

Положительными моментами депутат считает и то, что декриминализация статьи существенно изменила практику работы судебной системы, правоохранительных органов и организаций, отвечающих за профилактику в социальной сфере, что особенно актуально для домашнего насилия.

«Во-первых, полиция теперь заинтересована принять заявление, ведь количество оформленных административных протоколов — показатель работы УВД. При этом результативность действий по протоколу в руках у полиции: порядок работы по КоАПу не позволяет жертве забрать заявление.

Это мотивирует полицейских способствовать сбору доказательств, — перечисляет она. — Во-вторых, основная задача судей теперь — рассмотреть составленный полицейскими протокол и проверить факты. Стимула отговорить заявителя нет — отозвать заявление невозможно.

Одновременно возможность «оправдать» в случае оговора осталась: из 72,3 тысячи протоколов за побои, рассмотренных судьями в первом полугодии прошлого года, к наказанию привели только 51,7 тысячи.

То есть по тем или иным причинам судьи отклонили 28 процентов протоколов, в том числе по 4,5 тысячи случаев (6,2 процента) прекращено административное производство. Для сравнения: в 2015 году оправдательные исходы получили 10,5 тысячи человек или 17,6 процента обвиняемых в побоях».

Большой риск привлечения к уголовной ответственности родителей ухудшал шансы на конструктивную психологическую работу и грозил несоразмерными негативными последствиями для семьи.

Немаловажно, в-третьих, что декриминализация побоев облегчила труд социальных работников и психологов. Когда нанесение побоев было уголовно наказуемым, они далеко не всегда регистрировали и заносили в личное дело случаи применения насилия в отношении детей.

Большой риск привлечения к уголовной ответственности родителей ухудшал шансы на конструктивную психологическую работу и грозил несоразмерными негативными последствиями для семьи.

А перевод побоев в разряд административных правонарушений повысил мотивацию социальных служб к взаимодействию с полицией и органами опеки.

Норма должны быть профилактической

Ещё один плюс Ольга Баталина видит в том, что судьи стали чаще назначать наказание, связанное с изоляцией (административным арестом).

У участкового появилось больше возможностей изолировать обидчика от жертвы, применив меры задержания перед рассмотрением протокола в суде.

В итоге потерпевшие теперь имеют шансы не остаться с агрессором под одной крышей, как было раньше, когда побои признавались уголовным преступлением и требовали частного обвинения.

Читайте по теме Декриминализация побоев: что это такое и зачем была введена
Впрочем, с эффективностью назначения административного наказания не всё в порядке, отметила депутат. Хотя закон позволяет отправлять нарушителей под административный арест (до 15 суток) или привлекать к обязательным работам (до 120 часов), суды предпочитают назначать штраф (от пяти тысяч до 30 тысяч рублей). На что, кстати, указал и глава МВД России.

В отличие от парламентария, завотделом аналитического обеспечения прокурорской деятельности Университета Генпрокуратуры РФ, доктор юридических наук, профессор Анатолий Ларьков сомневается в действенности нынешней 116-й статьи. «Не думаю, что насилия в семье уменьшится. Лупят женщин, детишек, — сожалеет он. — Раньше наказывали до двух лет лишения свободы, принудработами или арестом до шести месяцев».

Эта норма применялась редко, — возражаю я. Да ведь и чудовищно сажать за случайную, вызванную эмоциональным возбуждением пощечину в ходе ссоры в тюрьму!

«Никто не сажал. Само наличие нормы имеет большое профилактическое значение, — объяснил собеседник. — Многих семейных хулиганов от противоправных поступков удерживает угроза, что могут прилепить срок.

Уголовное наказание входит в ансамбль всех действий по воспитанию нормального поведения и на большинство людей действует отрезвляюще. Поторопились мы с его отменой.

А теперь призываем развивать число убежищ для женщин от семейного насилия».

роме правоохранителей, в такой работе должны участвовать психологи, медики, соцработники и вся система воспитания, СМИ, кинематограф.

Ошибочным считает эксперт и смешение «родительских шлепков» с ювеналкой и побоями в одном флаконе. Получилось, что смягчали наказание за первое, а вывели из-под него и второе.

Первое, считает он, лучше оставить в нынешнем виде, допустим, ограничившись штрафом, а побои — вернуть к прежней норме. Административное наказание не остановит и не смягчит домашних тиранов, убеждён он.

Весьма показательна тенденция, когда суды, понимая несовершенство законодательства, в случае убийства женами мужей-истязателей стали проявлять большую лояльность к подсудимым и оправдывать их.

Разумеется, борьба с домашним насилием носит комплексный характер и идёт по многим направлениям. Следует создавать полноценную систему учёта, поскольку этот вид правонарушений за закрытыми дверями во многом ещё носит латентный характер.

Кроме правоохранителей, в такой работе должны участвовать психологи, медики, соцработники и вся система воспитания, СМИ, кинематограф. Одни общественники и НКО с ней не справятся. И конечно, есть нерешённые вопросы нормативного регулирования.

Целый ряд экспертов считают, что пора принять закон о профилактике насилия в семье.

Он, в частности, позволит ввести охранные ордера, не позволяющие насильникам приближаться к пострадавшим ближе определённого расстояния. Этот институт уберег бы от гибели немало жертв домашних тиранов.

На необходимости его разработки настаивает и омбудсмен по правам человека в РФ Татьяна Москалькова. Слово за законодателями.

По вашему мнению, государство должно наказывать за побои в семье или нет? И каким образом? (ВЦИОМ, %)

Исправительные общественные работы 25
Арест на 15 суток 16
Штраф 13
Реальный тюремный срок 10
Условный тюремный срок 6
Государство не должно наказывать за побои 6
Другое 15
Затрудняюсь ответить 9

Источник: https://www.pnp.ru/social/semeynoe-nasilie-pravovuyu-tochku-stavit-rano.html

Бить или не бить? Эксперты – о декриминализации побоев в семье

Декриминализация побоев: что это такое и зачем была введена

Фото: Jorg Lange/DPA/PHOTAS

В пятницу, 27 января, Госдума приняла в третьем и окончательном чтении закон о декриминализации единичных побоев в отношении членов семьи и близких родственников. Эксперты m24.ru рассуждают, к чему приведет новый законопроект, когда он вступит в силу.

Читайте также:  Нужен ли техосмотр на новый автомобиль: сроки прохождения и нюансы

По мнению учредителя общественной организации «Московский правозащитный центр» Михаила Салкина, декриминализация побоев в семье приведет лишь к всплеску домашнего насилия. А уже через год законодатели изменят свою точку зрения и вернут уголовную ответственность за побои близких людей.

«Боюсь, факт того, что можно без каких-либо опасных последствий совершать домашнее насилие и решать проблему кулаками, – даст зеленый свет семейным дебоширам и тиранам.

Потому что административная ответственность, которую предлагают законодатели за подобное деяние, она у граждан ассоциируется со штрафом с ГИБДД за камеру, которую можно в половинном размере оплатить и забыть. Это воспринимается даже не как наказание, а так, побор государства.

Получается, что фактически будет установлен некий ценник за фингал жене под глазом», – опасается правозащитник.

Салкин уверен, что как только будет принят закон, количество насилия по отношению к женщинам резко увеличится, к тому же пострадавшие еще реже будут обращаться в полицию за помощью.

«И, в свою очередь, это может вызвать более серьезное насилие и преступления в семье. Могут участиться случаи, когда женщина, не найдя защиты у государства и в органах правопорядка, просто в силу мести и какой-то озлобленности совершит тяжкое преступление в отношении мужа, например, убьет», – предположил он в разговоре с m24.ru.

Эксперт отметил, что проблема, которую хотят решить с помощью декриминализации закона «о шлепках», – надумана. По его словам, в России нет прецедентов, чтобы маму, которая шлепнула своего ребенка, привлекли к уголовной ответственности за побои. Уголовная статья являлась превентивной мерой и зачастую останавливала дебоширов еще до совершения преступления.

«Эта статья всегда применялась только по заявлению самого пострадавшего, как правило, именно в результате семейных конфликтов. И в большинстве случаев там были оправдательные приговоры, потому очень сложно доказать, кто там первый начал, если в квартире было двое», – заключил он.

Декриминализация единичных побоев в отношении близких и родственников обсуждается на протяжении нескольких месяцев. После того, как закон будет одобрен Советом Федерации и подписан президентом, единичные случаи побоев в отношении близких людей будут отнесены к административным правонарушениям.

К уголовной ответственности будут привлекаться лишь те граждане, которые совершили правонарушение повторно.

Сейчас за избиение родственников предусмотрено наказание в виде обязательных работ (до 360 часов), исправительных работ (до года), ограничения или лишения свободы (до 2 лет), принудительных работ (до 2 лет) либо ареста до 6 месяцев.

Проект был разработан после того, как Госдума приняла закон о частичной декриминализации ряда статей Уголовного кодекса.

В частности, сюда попали однократно совершенные побои без причинения вреда здоровью, но это не коснулось побоев в отношении близких родственников и лиц, ведущих с виновным общее хозяйство.

Также была введена уголовная ответственность для граждан, ранее подвергавшихся административному наказанию за декриминализованные деяния.

С другой стороны, председатель московского родительского комитета Руслан Ткаченко уверен, что данная мера просто необходима в России.

«Никакой декриминализации насилия нету, потому что речь идет о причинении боли, не принесшей вреда и последствий. Если вдруг где-то кто-то побил так, что остались травмы – это уже совершенно другая статья.

Почему вообще возникла идея вводить декриминализацию побоев летом? Потому, что общественная опасность от таких деяний на порядки меньше, чем если человека посадить в тюрьму, где он наберется определенного опыта и парадигма его жизни будет другая», – уверен эксперт.

Ткаченко также добавил, что существующую уголовную статью о побоях среди близких людей нередко используют и в качестве инструмента раздела имущества или давления на человека.

«Был такой случай. Женщина ушла от мужа и забрала детей, а через восемь лет мужчина узнал, что на ребенка переписали квартиру. И он через органы опеки заявил, что его бывшая супруга бьет детей – на нее заводят уголовное дело, ребенка забирает отец. Это страшный инструмент, которым сегодня может воспользоваться кто угодно и как угодно», – заключил общественник.

Источник: https://www.m24.ru/articles/Gosduma/27012017/128645

«Приедем, когда вас убьют»: как помогают жертвам домашнего насилия в Новосибирске

© Егор Федоров

Декриминализация побоев: что это такое и зачем была введена 16 Авг 2019, 13:19

До 2017 года избиение «близких лиц» относилось к преступлениям, подпадающим под ст. 116 УК РФ (побои). В 2017-м президент РФ Владимир Путин подписал закон о декриминализации домашнего насилия. Его перевели в разряд административных правонарушений — максимально наказание предполагает штраф в 30 тыс. рублей либо арест на 15 суток.

Пикет в поддержку закона о уголовном преследовании за домашнее насилие пройдет в Новосибирске. Акцию проводят феминистки. Мероприятие начнется в Нарымском сквере 17 августа в 15:00.

143586ЖИТЕЛЬНИЦА НОВОСИБИРСКА РАССКАЗАЛА О ДОМАШНЕМ НАСИЛИИ

«Это [декриминализация насилия] говорит об отсталости России в правах человека. Мы активно пытаемся рассказать людям, почему этот закон нужен,— рассказывает Тайге.инфо активистка Ксения Баскакова.

— Скажем так, за последние два года, когда было декриминализировано домашнее насилие, его объемы увеличились. Люди уже не могут не обращать на это внимания. С этим нужно что-то делать.

Если будет внедрен закон о домашнем насилии, если он будет хорошо исполняться, то люди будут в безопасности. В основном, женщины».

Ксения Баскакова попала в движение феминисток в 2015 году. До этого она прошла через абьюзивные отношения с удерживанием в комнате и попытками удушья.

«Я давно понимала, что положение женщин в мире несправедливое, — рассказывает Ксения. — Я сталкивалась с тем, что в тех видах деятельности, в которых я участвую, меня часто одергивали: „Ты же девочка. Куда ты лезешь? Это не для тебя“. Я видела двойные стандарты, считала, что это несправедливо. Я решила просвещать женщин, рассказывать про их проблемы и как с ними бороться».

«Новосибирская феминистская группа» существует с 2013 года. Сейчас в ней около 50 участниц, а в группе во «ВКонтакте» более 500 подписчиков. Изначально девушки разделяли идею социального коммунизма и поэтому работали вместе с КПРФ. Сейчас «Новосибирская феминистская группа» объединяет многие движения и течения феминизма.

146763

Активистки до сих пор помогают сотруднице фитнес-центра Татьяне Карелиной. Осенью 2018 года она не побоялась рассказать, как ее молодой человек угрожал ей и избивал, в том числе уже после расставания. Тогда женщина обратилась за помощью во всероссийскую организацию «Зона права».

«К сожалению, несмотря на помощь и освещение в СМИ дело спустили, его снова возобновили и снова повисли. То есть прошел год, а добиться наказания преступника не удалось», — рассказала Ксения Баскакова.

По всей России есть несколько организаций, в которые возможно обратиться жертве домашнего насилия. Одна из них — это «Насилию.нет». Ее члены хотят «сделать проблему домашнего насилия видимой» и «создать такие условия, чтобы пострадавшие знали куда обращаться за помощью, а общество перестало обвинять в произошедшем жертв».

В ситуациях, когда жертвами становятся женщины с детьми, в Новосибирске могут поддержать несколько организаций, писало облправительство в 2017 году. «Солнечный город» в 2014-м открыл кризисный центр «Надежда». В нем помогают психически и физически пострадавшим матерям-одиночкам, у которых нет средств к существованию.

Также существует католическая благотворительная организация «Каритас». В нем женщина может получить помимо ночлега помощь юриста, психолога, педагога. Уже 9 лет работает организация «Радуга», которая помогает с дальнейшим трудоустройством женщин с детьми, писала пресс-служба областного правительства.

Даже при хорошо работающем законе жертвам насилия сложно обратиться за помощью

«Тема вызывает большой резонанс, потому что домашнее насилие в России, к сожалению, чудовищно распространено. У каждой женщины есть знакомые, родные, друзья, пострадавшие или страдающие сейчас от побоев, психологического насилия, — отметила ЛГБТ-активистка из Новосибирска Елена.

— Мы постоянно слышим об убийствах мужем, отцом, отчимом. Действующее законодательство поставило жертв насилия в беспомощное положение. Даже при хорошо работающем криминализирующем законе жертвам насилия сложно обратиться за помощью в полицию.

Потому что страшно, потому что зависимые отношения, потому что дети и так далее. Сложно обратиться даже за психологической помощью. В нашей же реальности мы то и дело слышим от полиции совершенно бесчеловечные ответы, например: приедем, когда вас убьют.

В обществе распространено мнение, что женщина сама виновата, если муж „поднял на нее руку“. Не избил, не покалечил, а всего лишь „поднял руку“, сама эта фраза как бы смягчает его вину».

В городах России, в том числе в Новосибирске, проходят акции против домашнего насилия и в поддержку сестер Хачатурян.

Сестер Хачатурян — Марию, Крестину и Ангелину — обвиняют в убийстве отца. Они рассказывали, что мужчина годами издевался над ними, а одна из пострадавших пережила сексуальное насилие. Им грозит до 20 лет лишения свободы. Расследование дела уже завершено, материалы о сексуальном насилии выделены в отдельное производство.

«На мой взгляд хорошо, что движение развивается. И в последний год больше акций, больше участниц. — рассказывает активистка Екатерина Давыдова. —  И про закон о домашнем насилии, власти сами признают, что идея вывести его из уголовного кодекса была провальной».

Закон о домашнем насилии находится в разработке в Госдуме. Зампредседателя комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина считает, что декриминализация побоев была серьезной ошибкой.

В новый закон, рассказывает Оксана Пушкина «Известиям», будут введены определения «семейно-бытовое насилие» и «близкие лица», «охранный ордер» («защитное предписание»).

Предполагается, что новый закон будет носить не рамочный характер, а станет основой для реально действующей системы профилактики, поясняет Оксана Пушкина.

Елизавета Шаталова

Page 2

Задержанный после стрельбы на новосибирском рынке заявил о «наговоре»

12 Окт, 09:05

Числа недели: дешевый Красноярск, Алтай без гречки и краудфандинг в Томске Требовал полета на Луну, едва не погиб при покушении на Брежнева, рисовал марки. Памяти сибиряка Алексея Леонова Объявившие голодовку обманутые дольщики остались ночевать у новосибирского правительства Источник: уголовное дело завели на директора «Тамерлана» после конфликта у рынков Новосибирска

Page 3

Задержанный после стрельбы на новосибирском рынке заявил о «наговоре»

12 Окт, 09:05

Числа недели: дешевый Красноярск, Алтай без гречки и краудфандинг в Томске Требовал полета на Луну, едва не погиб при покушении на Брежнева, рисовал марки. Памяти сибиряка Алексея Леонова Объявившие голодовку обманутые дольщики остались ночевать у новосибирского правительства Источник: уголовное дело завели на директора «Тамерлана» после конфликта у рынков Новосибирска

Page 4

Задержанный после стрельбы на новосибирском рынке заявил о «наговоре»

12 Окт, 09:05

Числа недели: дешевый Красноярск, Алтай без гречки и краудфандинг в Томске Требовал полета на Луну, едва не погиб при покушении на Брежнева, рисовал марки. Памяти сибиряка Алексея Леонова Объявившие голодовку обманутые дольщики остались ночевать у новосибирского правительства Источник: уголовное дело завели на директора «Тамерлана» после конфликта у рынков Новосибирска

Page 5

Задержанный после стрельбы на новосибирском рынке заявил о «наговоре»

12 Окт, 09:05

Числа недели: дешевый Красноярск, Алтай без гречки и краудфандинг в Томске Требовал полета на Луну, едва не погиб при покушении на Брежнева, рисовал марки. Памяти сибиряка Алексея Леонова Объявившие голодовку обманутые дольщики остались ночевать у новосибирского правительства Источник: уголовное дело завели на директора «Тамерлана» после конфликта у рынков Новосибирска

Источник: https://tayga.info/148268

«Теперь я могу тебя бить»

Полгода назад в России декриминализировали побои. Как это реально повлияло на ситуацию?

Декриминализация побоев: что это такое и зачем была введена

Полгода назад в России вступил в силу  закон о декриминализации побоев в семье, который предусматривает административную  ответственность вместо уголовной за повреждения, нанесенные «близкими лицами» (супругами, родителями, родственниками). До декриминализации случаи, когда человек за побои получал реальный срок, были редкостью. Закон, подписанный президентом России Владимиром Путиным 7 февраля, полностью исключил возможность уголовной ответственности.

На днях в Перми суд приговорил к десяти годам лишения свободы 38-летнего мужчину, который забил до смерти свою мать. Пенсионерка не раз обращалась в полицию по поводу избиений.

По итогам одной проверки было возбуждено уголовное дело о побоях, но его прекратили из-за вступления в силу закона о декриминализации побоев в семье. Местные СМИ обвиняли сотрудников полиции в халатности.

Пресс-служба МВД по Пермскому краю 3 августа опубликовала релиз, оправдывающий сотрудников полиции: они, мол, всего лишь действовали в соответствии с законом и поэтому не смогли спасти пенсионерку.

О том, почему эта ситуация является показательной, «Такие дела» поговорили с экспертами.

Анна Ривина

кандидат юридических наук, руководитель проекта «Насилию.нет»

Закон о декриминализации подтвердил все опасения экспертов: ситуация ухудшается. У нас изначально не было возможности понять, как реально обстоят дела с насилием.

Механизмы защиты были неэффективны, мы сталкивались с нежеланием полицейских участвовать в подобных делах, но «близким лицам» можно было хотя бы пригрозить уголовной ответственностью.

Речь шла о том, что нужен закон о профилактике домашнего насилия, но вместо этого побои декриминализировали в отношении «близких лиц».

виктимблейминг возникает из-за отсутствия реального выхода из ситуации насилия

Официальной статистики, которая бы показывала, как изменилась ситуация, пока нет. Мы можем оперировать цифрами за 2015 год: больше 50 тысяч пострадавших от домашнего насилия обратились в полицию. Реальная цифра, конечно, больше. Из этого числа 36 тысяч — женщины, 11 тысяч — дети, больше 2 тысяч — мужчины.

Сразу после декриминализации Ройзман (Евгений Ройзман, глава Екатеринбурга. — Прим. «ТД») заявлял, что увеличилось количество звонков от жертв домашнего насилия. По нашим данным, в Бурятии всего за первый месяц более полусотни «кухонных боксеров» избежали уголовной ответственности.

Суды после декриминализации побоев в большинстве случаев назначают штрафы, которые отражаются на семейном бюджете. К нам обращаются пострадавшие, которые рассказывают, как им открытым текстом говорят: «Теперь я могу тебя бить».

И еще: после декриминализации побоев как минимум четыре команды КВН в прайм-тайм «Первого канала» показали миниатюры, которые укладывались в формулу: «Спасибо Госдуме, бить теперь можно». И этот посыл услышали.

Анастасия Ходырева

социолог и феминистка

Как до декриминализации побоев, так и последние полгода совершается огромное количество преступлений, связанных с насилием в семье. Главным образом этот закон усложнил и прежде ограниченный доступ к правосудию для пострадавших.

Тот «особый путь» России, который выражается в первую очередь в отказе соблюдать добровольно принятые международные обязательства в сфере защиты прав граждан, обходится уже слишком дорого.

Для разрешения этой ситуации необходимо скорейшее принятие национального плана по предотвращению насилия в близких отношениях.

Признание проблемы гендерного насилия на государственном уровне и появление эффективных мер профилактики, реакции и реабилитации также будут способствовать тому, что жертв насилия перестанут повсеместно обвинять в том, что они сами его спровоцировали.

Ведь виктимблейминг возникает из-за отсутствия реального выхода из ситуации насилия. Это наглядно показывает случай в Перми: полиция все видела, проводила проверки, но сделать ничего не смогла, потому что действовала в соответствии с законодательством. Теперь из-за нового закона о декриминализации жертвами системы оказываются не только пострадавшие, но и сами полицейские, а те, кто принял закон о декриминализации, по-прежнему неуязвимы.

Читайте также:  Пособие по беременности и родам в 2019 году - размер и правила выплаты

Мари Давтян

адвокат и правозащитница, оказывающая помощь женщинам, пострадавшим от сексуального и домашнего насилия

Я с самого начала говорила, что декриминализация побоев не решит вопрос  домашнего насилия. Сразу были видны основные проблемы в этой сфере: бюрократизированная административная часть и незначительное наказание за побои, и из-за этого крайне сложно доказать повторные побои, которые должны быть уголовно наказуемы.

У нас сейчас очень много дел, похожих на историю из Перми. Сначала люди, получившие реальное наказание за нанесение побоев, попали под амнистию, а потом под декриминализацию. Важно понимать, что домашнее насилие — это система, и людям требуется несколько лет, чтобы выйти из нее.

С 2015 года мы реально не успеваем привлекать к ответственности за побои, потому что фигуранты этих дел попадают то под амнистию, то под декриминализацию. Декриминализация побоев, в частности, привела к тому, что участие самого потерпевшего в деле сведено к минимуму.

Он не может принудить полицейского составить протокол, у него вообще в производстве по делу об административном правонарушении очень маленький объем прав, а какие-либо меры защиты потерпевших в период производства отсутствуют.

В Консорциуме женских неправительственных объединений мы читаем лекции о домашнем насилии для полицейских, которые проходят курсы повышения квалификации в ВИПК МВД (Всероссийский институт повышения квалификации МВД. — Прим. «ТД»). За полгода, что побои декриминализировали, мы прочитали четыре такие лекции. Каждый раз на них приезжают около 30 участковых уполномоченных полиции со всей России.

Соответственно, за полгода мы успели поговорить почти со 120 полицейскими. И у всех у них в связи с декриминализацией побоев возникают одинаковые проблемы.

Во-первых, чаще всего районные суды, которые должны рассматривать административные дела, отказываются это делать, находя любую техническую причину.

Районные суды завалены рассмотрением серьезных преступлений, у них не остается времени на административные дела.

система просто не располагает к тому, чтобы полиция качественно работала

Это все приводит к тому, что административных дел по 116-й статье заводится намного меньше, чем заводилось уголовных. Понятие «близкие лица» было введено в 116-ю статью УК, предусматривающую уголовную ответственность за побои, только в июле 2016-го. Близкими считаются близкие родственники, опекуны, попечители и сожители.

С введением термина «близкие лица» многие полицейские говорили нам о том, что им стало проще работать. Они сами вели расследования и отправляли их в суды, все это шло в статистику. Уже в феврале 2017 года побои в отношении «близких лиц» декриминализировали. Это привело к снижению мотивации у полицейских, рассматривающих такие дела.

Объем проделанной работы просто не соответствует реальным последствиям. Полиция, например, просит у суда в качестве меры наказания назначить арест, а суд назначает штраф. Невозможно обязать привлекаемое лицо явиться для рассмотрения дела, а принудительно доставить в суд у полиции нет полномочий.

Суд же такие дела рассматривать без участия лица отказывается. Получается замкнутый круг, и материалы многократно кочуют из полиции в суд, из суда в полицию, а результата никакого. То есть система, которая утвердилась вместе с декриминализацией, просто не располагает к тому, чтобы полиция качественно работала.

Даже если бы полицейские захотели качественно работать, они бы не смогли.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

декриминализация побоев правосудие суды

Источник: https://takiedela.ru/2017/08/dekriminalizacii-poboev/

Декриминализация побоев обернулась ростом домашнего насилия — Human Rights Watch

Об этом говорится в докладе правозащитников  о проблеме домашнего насилия и реакции на нее со стороны государства.

«Декриминализация привела к ощущению безнаказанности для агрессора, что можно не бояться уголовной ответственности. Практически исчезла превентивная функция уголовного наказания, которая очень важна именно в делах по домашнему насилию», — сообщила исследовательница Юлия Горбунова.

По словам правозащитницы, гарантии защиты пострадавших оказались под угрозой, а требовать правосудия стало сложнее. Это подтверждает и адвоката Мари Давтян, которая заявила, что сейчас в 90% случаев потерпевшей отказывают в возбуждении уголовного или даже административного дела.

«Государство не только не помогало им, не только не защищало, но фактически способствовало созданию атмосферы, когда человек чувствует свою безнаказанность и может делать с потерпевшим что угодно», — подчеркнула Давтян.

По данным Росстата и Минздрава за 2012 год, каждая пятая женщина в России подвергается насилию со стороны партнера. При этом до 2017 года статистика МВД демонстрировала стабильный рост числа преступлений в семье, а после принятия закона их количество упало в два раза.

В мае председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин заявил о росте домашнего насилия после декриминализации побоев. По данным судебного департамента при Верховном суде  количество жалоб на домашнее насилие в России выросло почти в три раза. В 2017 году в суды поступило около 161 тысячи таких дел, наказание по ним получили получили 113,5 тысячи человек.

в 2017 года статья «Побои» была выведена из Уголовного кодекса. За семейное насилие введена административная ответственность. Теперь по этой статье нарушителям грозим штраф до 30 тысяч рублей, административный арест до 15 суток или  исправительные работы. Заключение в колонию возможно только при рецидиве.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Статьи и материалы часто меняют жизни людей – обеспечивается доступ к лекарствам, дети-сироты обретают семьи, пересматриваются судебные дела, находятся ответы на сложные вопросы.

Правмир работает уже 15 лет – благодаря пожертвованиям читателей. Чтобы делать качественные материалы нужно оплачивать работу журналистов, фотографов, редакторов. Нам не обойтись без вашей помощи и поддержки.

Пожалуйста, поддержите Правмир, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей — чтобы Правмир продолжался. А мы обещаем не сбавлять оборотов!

Подписывайтесь на канал Правмира в Yandex.Zen

Источник: https://www.pravmir.ru/dekriminalizatsiya-poboev-obernulas-rostom-domashnego-nasiliya-human-rights-watch/

Пытки в быту: последствия декриминализации

В июне 2016 г. Коалиция российских НПО, инициированная Фондом «Общественный Вердикт», представила в Комитет ООН против пыток Альтернативный доклад о соблюдении Россией Конвенции против пыток за 2012–2018 гг. В рамках доклада НКО «Правовая инициатива» подготовила раздел о насилии в отношении женщин.

Проблема домашнего насилия не нова: еще на прошлой сессии Комитет ООН просил предоставить информацию о насилии в отношении женщин и результатах расследования таких жалоб. Поэтому отдельная глава Альтернативного доклада 2018 г. была посвящена теме домашнего насилия, похищения невест и «убийств чести», а также калечащих операций на женских половых органах.

Проект «Правовая инициатива» работает с данной проблематикой не только на Северном Кавказе, но и по всей России, поэтому в докладе была отражена информация о ситуации и в центральных регионах страны. Мы обратили внимание Комитета на декриминализацию домашнего насилия. Международное право четко определяет, что такие преступления должны преследоваться в уголовном порядке.

Однако и до декриминализации расследование дел, связанных с домашним насилием, и привлечение виновных к ответственности оставляли желать лучшего. Дела о побоях относились к частному обвинению, жертва должна была сама собирать доказательства и поддерживать обвинение в суде.

Неудивительно, что по статистике оправдательные приговоры по таким делам выносились в 16 раз чаще, чем в среднем по всем другим составам УК РФ.

Декриминализация домашнего насилияИстория поправок в законодательство в части бытового насилия и мнения экспертов по этому вопросу

Федеральным законом от 3 июля 2016 г. № 323-ФЗ в УК РФ были внесены важные поправки, согласно которым побои в отношении близких лиц стали относиться к делам частно-публичного обвинения и по степени ответственности приравнены к побоям из хулиганских побуждений или по мотивам вражды.

Ряд политических движений назвали поправки «законом против шлепков», организовали по всей России сбор подписей, и Федеральным законом от 7 февраля 2017 г. № 8-ФЗ побои в семье были декриминализованы.

Трудно поверить, но, например, Русская Православная Церковь отстаивает «право» физически наказывать членов семьи.

В мае 2018 г. председатель СК РФ Александр Бастрыкин связал рост домашнего насилия с декриминализацией побоев.

Второй раздел доклада был посвящен так называемому похищению невест на Северном Кавказе. Мы напомнили Комитету ООН о Постановлении ЕСПЧ от 20 февраля 2018 г. по делу «Бопхоева против России» (жалоба № 25414/14).  

Жертвы домашнего насилия лишены защитыДело Бопхоевой вновь выявило проблему отсутствия в России законодательства по борьбе с домашним насилием

Девушка из дома похитителей попала в больницу с тяжелейшим отравлением и уже несколько лет находится в коме. Из-за отказа властей возбудить дело и провести расследование установить виновных до сих пор не удалось. Мы также представили статистику по «убийствам чести» – в частности, за последние пять лет по меньшей мере 35 женщин и девушек были убиты, и только 16 дел дошли до суда.

В завершение мы передали Комитету информацию о «женском обрезании», которое по результатам исследований 2016 и 2018 гг. до сих пор практикуется в некоторых высокогорных районах Дагестана. Калечащие операции проводятся, прежде всего, у девочек до трех лет и, по словам религиозных деятелей, обусловлены стремлением «защитить женщину от греха».

Насилие в отношении женщин – структурная общественная проблема, связанная с неравенством сил между женщинами и мужчинами в историческом и биологическом контекстах.

Женщины долго не имели доступа к высшему образованию, ряд профессий для них закрыт до сих пор, а исследования показывают, что за равный с мужчинами труд они получают меньше. По этой причине они часто материально зависят от партнера, к тому же слабее физически.

Европейский Суд считает, что отсутствие специального законодательства по борьбе с домашним насилием, а также социальной поддержки женщин, убежавших от насилия, является формой дискриминации.

В коммуникации по делу «Володина против России» ЕСПЧ спросил Правительство РФ и нас как представителей заявительницы о том, действительно ли полиция своим бездействием в делах о домашнем насилии способствует созданию благоприятного для него климата? Мы ответили утвердительно. Думаю, Европейский Суд согласится с нашей позицией.

Сложно сказать, почему власти отказываются бороться с домашним насилием. Отмечу только, что активную позицию по лоббированию занимает, к сожалению, РПЦ.

Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства призвала отказаться от термина «насилие в семье», поскольку это «несовместимо с традиционными нравственными и правовыми ценностями», как будто отказ от термина приведет к ликвидации этого печального явления.

Кроме того, Патриархия приветствовала отказ Болгарии ратифицировать Конвенцию Совета Европы о предупреждении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (Стамбульская конвенция) от 11 мая 2011 г., которая как раз детально регламентирует государственные меры по борьбе с насилием в отношении женщин. О ратификации документа Россией речь пока не идет.

Комитет против пыток ООН опубликовал Заключительные замечания на очередной доклад со стороны РоссииВ документе обозначены основные проблемы по применению Конвенции: насилие в местах лишения свободы, ограничение доступа к правовой защите, преследование правозащитников и политических активистов; даны рекомендации по их разрешению

По итогам заседания 2018 г.

Комитет ООН рекомендовал России включить домашнее насилие в уголовное законодательство, регистрировать сообщения о домашнем насилии, проводить оперативные, беспристрастные и эффективные расследования, преследовать обвиняемых в судебном порядке, а также принимать меры для обеспечения безопасности жертв.

Над каждой из рекомендаций еще предстоит работать. И если первая – декриминализация побоев – это нововведение 2017 г., то с остальными, по моему убеждению, всегда была тяжелая ситуация.

Полиция не любит принимать заявления о домашнем насилии, и тому есть объяснение, также упирающееся в несовершенство законодательства. Большинство таких дел прекращается «за примирением сторон». К сожалению, это «примирение» часто связано с отсутствием мер по защите жертвы. Заявительница часто вынуждена жить с агрессором под одной крышей, получает угрозы и в результате рано или поздно забирает жалобу.

В частности, Валерия Володина из Ульяновска была избита так, что попала в больницу, и были основания считать причиненный вред ее здоровью тяжким.

Однако для этого требовалось проведение экспертизы, которая так и не была назначена.

Следователи тянули с возбуждением уголовного дела два месяца, в итоге дождались заявления об отсутствии претензий и прекратили проверку. В настоящий момент жалоба коммуницирована ЕСПЧ.

С точки зрения международного права, и это подтверждено практикой Европейского Суда, если женщина пожаловалась в полицию на домашнее насилие, а эффективных мер по сдерживанию принято не было, ответственность за второй эпизод насилия лежит на властях. Это уже жестокое обращение, которое происходит при попустительстве властей.

ЕСПЧ рассматривает такие дела в аспекте нарушений ст. 3 в совокупности со ст. 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (запрет пыток по дискриминационному мотиву). Также будет найдено нарушение процедурных обязательств государства, если насилие не расследуется должным образом.

Читайте также:  Как проверить на готовность рвп

И здесь не важно, второй это эпизод или первый.

Борьбу с насилием в отношении женщин, полагаю, важно начать не столько с уголовного преследования виновных, сколько с защиты жертв. Женщины, которые обращаются в «Правовую инициативу» за юридической помощью, просят, как правило, не о том, чтобы виновного посадили, а чтобы он от нее «отстал». Пик насилия, как правило, приходится на момент, когда женщина решает уйти.

Марем Алиеву, семью которой «Правовая инициатива» представляет в ЕСПЧ, муж вернул домой в Ингушетию из Беларуси, куда она успела добраться, спасаясь от побоев. Спустя два месяца после очередной ссоры она вновь исчезла, и до сих пор о ней нет никаких известий.

Было возбуждено дело об убийстве, так как во дворе дома нашли сожженные волосы и белье, но подозреваемых в убийстве до сих пор «не нашли».

Эксперты комментируют законопроект о внесении поправок в УПК РФ, предусматривающих введение запрета на осуществление определенных действий

Федеральным законом от 18 апреля 2018 г. № 72-ФЗ в УПК РФ была введена такая мера пресечения, как запрет определенных действий. В ст. 105.1 предусмотрен в том числе запрет находиться в определенных местах, а также общаться с определенными лицами. Пока это слабый намек на охранные ордера.

В той форме, в какой это закреплено в УПК РФ, вряд ли можно говорить об эффективности данной меры пресечения, поскольку она применяется к подозреваемым и обвиняемым.

Это значит, что после первых побоев нельзя обязать агрессора не приближаться к женщине, так как это административное правонарушение.

После повторных побоев или побоев с причинением более тяжкого вреда здоровью – тоже, пока не будет предъявлено обвинение и суд не рассмотрит ходатайство следователя о принятии такой меры. Полагаю, охранные ордера должны выдаваться оперативно и после первого же эпизода насилия или его угрозы.

Есть также действующие для России Рекомендации Комитета министров Совета Европы «О защите женщин от насилия», основанные на прецедентном праве ЕСПЧ. О необходимости обеспечить максимальную безопасность и защиту жертве насилия указано в первом же пункте.

Государствам рекомендовано также ввести бесплатную, конфиденциальную и непрерывную психологическую и социальную посттравматическую поддержку, а также юридическую помощь жертвам насилия. Однако ничего подобного в России нет и пока даже не обсуждается.

Думается, что одной криминализации насилия недостаточно – большое внимание необходимо уделять профилактике, дополнительному обучению персонала полиции, медицинских учреждений и всех, с кем сталкивается пострадавшая от насилия женщина.

Предлагаемые меры можно сгруппировать следующим образом:

  • обеспечение безопасности пострадавшей (охранный ордер, предоставление убежища, социальная поддержка). В ряде стран законодательно установлено, что общий дом на время расследования должен покинуть насильник, а не жертва;
  • криминализация домашнего насилия, отнесение его к категории частно-публичного обвинения;
  • принятие государственных программ психологической и юридической помощи жертвам;
  • обеспечение расследования, которое не ведет к вторичной травматизации (для этого предусмотреть специальное обучение сотрудников полиции, аппаратов судов, медицинских и социальных работников);
  • необходимость психологической помощи агрессору. Эксперты отмечают, что мужчины, применяющие насилие, часто страдают от заниженной самооценки, сложностей с управлением гневом, не имеют навыков выражения эмоций и построения отношений. Кроме того, исследования показали связь между насилием в детстве и последующим агрессивным поведением уже в собственной семье. Но в странах, где такие программы существуют, подчеркивают, что при ограниченности ресурсов психологическая помощь должна быть оказана в первую очередь жертве;
  • включение в школьное образование блоков, направленных на работу с мальчиками всех возрастов, дискуссии о критериях «мужественности». Ученые связывают высокий уровень домашнего насилия не только с отсутствием госрегулирования, но и с культом силы, доминирования и репрессий.

Международное право является частью правовой системы РФ, и Россия добровольно ратифицировала в том числе Конвенцию ООН против пыток.

Поэтому рекомендации Комитета – это план действий, направленных на решение проблемы, основанный на экспертном опыте, изучении законодательства и практики стран – членов ООН.

Перечисленные методы успешно работают – разумеется, при условии, если в России хотят бороться с насилием в отношении женщин. 

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/pytki-v-bytu-posledstviya-dekriminalizatsii/

Россия: ситуация с домашним насилием усугубляется

Жертвами домашнего насилия ежегодно становятся тысячи женщин и детей, а число погибших может достигать трех тысяч. В рамках проведенного в декабре опроса ВЦИОМ, половина респонденток отметила, что самые большие шансы подвергнуться насилию у женщин именно в семье.

Между тем декриминализация побоев в 2017 году снизила риск ответственности тех, кто распускает руки. Законопроекты, направленные на защиту от насилия в семье, регулярно отклоняются. Церковь видит в борьбе с домашним насилием угрозу семейным ценностям, а власти — новую статью социальных расходов, которых и так достаточно.

Что не так со статистикой побоев

До начала 2017 года статистика преступлений в семье неуклонно росла. В 2012 году МВД насчитало 34 тыс. жертв домашнего насилия, в 2014-м — 42,8 тыс., а в 2016-м — уже 65,5 тыс.

В 2017-м число потерпевших от домашней преступности внезапно упало с 65,5 до 36 тыс. Снижение произошло после того, как в январе 2017 года Госдума частично декриминализовала побои в отношении близких.

Теперь шлепки и затрещины в ходе семейных конфликтов считаются административным правонарушением.

В 2017 году в 70% случаев разбирательств по таким административным правонарушениям суды назначали наказание в виде штрафа, говорится в данных МВД.

Количество погибших в результате домашнего насилия может достигать трех тысяч. Такой вывод можно сделать, сопоставив официальные данные Росстата, согласно которым в 2017 году из-за преступных посягательств погибли 8,5 тыс.

женщин, с оценкой экспертов, утверждающих, что доля семейно-бытовых причин в структуре тяжелых насильственных преступлений составляет 40%.

Схожие цифры неоднократно озвучивали члены Совета по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ).

Домашнее насилие не рассматривается статистикой как самостоятельное явление, распадаясь на несколько уголовных и административных составов — побои, нанесение телесных повреждений разной степени тяжести, истязания, угрозы и т. д. Полиция на вызовы в неблагополучные семьи выезжать не любит, а сами жертвы редко обращаются к властям.

«Дела о побоях являются сферой частного обвинения. Сами потерпевшие вынуждены идти в суд и доказывать факт насилия. Фактически закон защищает агрессора, а не жертву.

Многие такие дела разваливаются, потому что женщина забирает заявление, часто — под давлением партнера.

Сотрудники МВД, как правило, разделяют предрассудки о том, что «бьет – значит любит», а судьи ставят целью примирить стороны, а не предотвратить дальнейшее насилие», — рассказала Eurasianet.org директор центра «Насилию.нет» Анна Ривина.

По мнению члена правозащитного совета Санкт-Петербурга Наталии Ходыревой, статистика МВД о насильственных преступлениях против близких — лишь вершина айсберга. «Надо увеличить цифры в 15-25 раз, чтобы понять реальный масштаб совершаемых преступлений», — считает она.

Зачем России декриминализация побоев

«Частичная переквалификация семейных побоев в административные правонарушения введена для «исправления» статистики. Это сделано потому, что в 2019 году правительству надо будет отчитываться по CEDAW [Конвенция ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, ратифицированная СССР в 1982 году]», — считает Наталия Ходырева.

Председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев полагает, что «административные» побои полицейские выявляют лучше, чем когда они считались уголовным преступлением, пишет агентство РАПСИ.

«Но ведь задача состоит не только в выявлении, а в защите от эскалации дальнейшего насилия. Штрафы берутся из бюджета семьи, никак не защищают жертву и не означают, что агрессор изолирован и прекратил насилие. Основные проблемы пострадавших женщин — отсутствие жилья и пособий. В этой ситуации они борются за выживание и терпят своих партнеров-насильников», — возражает Ходырева.

«Побои в отношении близких приравняли к таким правонарушениям, как парковка в неположенном месте. Теперь женщина должна сперва добиться административного наказания, и уже потом, если насилие повторится, агрессору грозит «уголовка».

Муж одной из моих клиенток, алкоголик, ударил дочь. Жена обратилась в суд в тот самый момент, когда случилась декриминализация.

Ему присудили штраф, заявив: «Ждите второго раза»», — говорит юрист некоммерческой организации Enlightenment Рима Шарифуллина.

Как на Западе защищают жертв побоев

Изменить ситуацию могло бы внедрение в России системы охранных ордеров (защитных предписаний), запрещающих обидчику контактировать с жертвой в период расследования и после приговора суда, а также создание современной системы кризисных центров и убежищ. Сегодня механизм охранного ордера используют 119 стран, включая Беларусь, однако в России идея встречает упорное сопротивление.

«Международный опыт [по использованию такой практики] зафиксирован в стамбульской Конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием. Она предусматривает комплексный подход: профилактика, защита, наказание. Профилактика включает оценку тяжести и риска насилия.

При легком и среднем риске стороны сепарируются посредством досудебных ордеров. Если сумма рисков высока, агрессора изолируют, после чего суд решает, что делать дальше — тюремный срок, прохождение принудительной психокоррекционной программы и т. п.

Но самое главное — это защита жизни и здоровья пострадавших: предоставление убежища на срок до года, переезд, смена внешности и прочее», — поясняет Наталия Ходырева.

Стамбульскую конвенцию Россия, как и некоторые другие страны Восточной Европы, не ратифицировала.

Закон о профилактике насилия встретил сопротивление

Власти признают существование проблемы. «Есть другая тревожная тенденция роста насилия в семье, это очень опасно. Давайте мы подумаем и предложим системные меры», — заявила председатель Совфеда Валентина Матвиенко на состоявшемся 17 декабря первом заседании новоучрежденного Совета при президенте России по реализации госполитики в сфере защиты семьи и детей.

Между тем законопроекты о профилактике семейно-бытового насилия вносились в Госдуму сорок раз за последние 10 лет, но никогда не доходили даже до первого чтения. Внесенный в сентябре 2016 года законопроект депутата «Единой России» Салии Мурзабаевой и сенатора от Владимирской области Антона Белякова был отправлен на доработку.

Как объявила 4 декабря зампредседателя думского комитета по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина, обновленный документ поступит в парламент до конца 2018 года, пишет издание «Лайф». В поддержку закона высказалась и уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова, сообщает РИА «Новости».

«Законопроект долго согласовывался в думских комитетах. Мы очень опасаемся, что из него исключили все действенные механизмы помощи пострадавшим. Прежде всего, речь идет об охранных ордерах и переводе домашнего насилия в сферу публичного обвинения, когда дела возбуждаются прокуратурой и не подлежат прекращению в случае примирения потерпевшего с обвиняемым», — говорит Анна Ривина.

«Судя по тому, что законопроект поддержала Москалькова, он может быть принят, правда, в облегченном варианте. Возможно, примут норму о принудительной психологической работе с насильником в течение нескольких лет и усилят административное наказание.

Думаю, в законе не будет никаких охранных ордеров.

Как заметил один из спикеров международного круглого стола по теме домашнего насилия, если каждая четвертая женщина — жертва, то после криминализации побоев каждый четвертый мужчина может сесть», — считает Рима Шарифуллина.

Против законопроекта работает сильное лобби, объединившее чиновников, консерваторов и либералов, утверждают собеседники Eurasianet.org. Активную позицию по этому вопросу заняла и Русская православная церковь.

«Они [борцы с побоями в семье] манипулятивно спекулируют темами так называемого «домашнего» или «семейного насилия», необходимости постоянно защищать ребенка от его собственных родителей, противопоставляют ложно понимаемые права детей традиционным семейным ценностям и правам родителей, которые веками не подвергались сомнению… Под предлогом борьбы с насилием и защитой слабых… действуют те, кто пытается разрушить наше общество и уничтожить его основу — семью» — сказано в докладе Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства во главе с протоиереем Дмитрием Смирновым.

Правительство игнорирует проблему домашнего насилия из соображений бюджетной экономии, считают эксперты.

«Реализация закона потребует финансовых вложений (создание убежищ, обучение полицейских и судей, компенсации и реабилитация пострадавших).

[При этом] сегодня не ведется подсчет экономических потерь от смертей, потери работоспособности, разрушения семей и т. д.» — убеждена Наталия Ходырева.

Где женщины могут получить помощь

По данным интерактивной карты центра «Насилию.нет» в России действует более сотни кризисных центров и убежищ для женщин, переживших насилие. Большинство из них — негосударственные.

«НКО, помогающих женщинам в России, всего 15-20. Подавляющее большинство таких организаций находятся в крупных городах. Убежищ — еще меньше. Это квартира, где временно (на срок от нескольких месяцев до года) могут поселиться женщины с детьми, пока ищут работу, новое жилье или ждут окончания судопроизводства.

Государственных кризисных убежищ — мало. Иногда они закрываются из-за того, что помещение отдают под другие нужды. У НКО, как правило, нет денег, чтобы открыть собственное убежище.

Они живут за счет частных пожертвований и госсубсидий, получить которые сложно», — говорит пресс-секретарь Кризисного центра для женщин в Санкт-Петербурге Борис Конаков.

По его словам, за прошлый год в центр обратились за помощью 6 тыс. человек. Подавляющее большинство звонков связано именно с домашним насилием. «Женщины стали чаще обращаться в связи с психологическим насилием, когда партнер кричит, бьет посуду, не дает выходить из дома», — отмечает Конаков, видя в этом признак растущей осведомленности общества о проблемах насилия.

Наталия Ходырева больше, чем на помощь государства, рассчитывает на женскую солидарность, считая, что в сложившейся ситуации спасение утопающих — дело рук самих утопающих. «У молодого поколения женщин — более высокие стандарты качества жизни и партнерских отношений, обширные социальные сети, активизм. Эти терпеть и молчать уже не будут», — надеется она.

Источник: https://russian.eurasianet.org/россия-ситуация-с-домашним-насилием-усугубляется

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector